Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

(no subject)

Ни в одной стране мира никаких поэтов в аэропортах не видел. А у нас в Шарике - пожалуйста, Маяковский в огромную величину.
Прекрасно. Горжусь.
Давайте так в каждом аэропорту делать. У нас много поэтов прекрасных.

(no subject)

Какой отличный аэропорт в Симферополе. Насколько он круче великого множества европейских аэропортов. По всем видным показателям.
Какой замечательный праздник делают под Судаком - "Таврида". Бесплатные огромные концерты. Везде лежат бесплатные дыни - бери и ешь. Под открытым небом - театр, лекции, музыка выставки.
"Я другой такой страны не знаю".
Иногда я просто влюбляюсь в своё Отечество.
(Скорей расскажите мне что-нибудь плохое, а то вдруг я не знаю).

(no subject)

...к предыдущему посту.
Летаю много; в самолётах "Аэрофлота" всегда лежит издание "КоммерсантЪ-Уикенд". Вчера взял, почитал.
На второй странице (без личных оценок, просто констатирую) анонс юбилейного концерта Андрея Макаревича, которому надо (так пишут) сказать "спасибо", на третьей - показа фильма Илья Хржижановского (автор проекта "Дау" о проклятой России убогой), потом идёт 10-страничное эссе о начале гей-движения в США (с кучей фотографий! интонация: повесть временных лет: вот как надо, недоделки), потом Борис Барабанов увлекательно рассказывает о новейшей музыке, и первым делом я узнаю, что "Россия отстала от Украины" (в музыке) "навсегда", в конце журнала я посмотрел фото отчёты о жизни лучших людей России - запомнил Романа Абрамовича, Антона Долина и ещё несколько красивых приятных полных сил людей.
Летающие в самолётах люди должны знать о главном. Главное - вот это. "Так носят".

(no subject)

О трагедии в Шереметьево. Я ничего не писал все эти дни, хотя переживал вместе со всеми нормальными людьми.
Вот, наконец, спокойный ответ всем, кто написал про сумки, которые загородили всем путь (русские мешочники ненасытные), про полное отсутствие всех служб (русский бардак ужасный) и всё остальное прочее (всё у нас так).
Одна знаменитая актриса запостила сляпанное одним украинцем фейковое видео. Ну и так далее.
Вы успели всё это сказать. Могли бы и не говорить.

Дмитрий Лане

«Всем привет. Я был на этом рейсе, пару пояснений:
- люди с чемоданами это бизнес класс, эти сумки были не большие и никому не мешали.
- давки не было. Одна женщина упала в проходе, ее быстро подняли и вытолкнули.
- после 12 ряда почти никто не выжил — если вы заметили трапов сзади нет. Не выкинуло. А если бы и было то там было пекло. Большая часть погибла моментальное.
- маски кислорода не выкинуло. На правую сторону от силы 3-4 штуки.
- МЧС приехало быстро , но даже если бы и медленно, спасать там было некого.
- учитывая общий бардак и несогласованность служб, все пострадавшие были окружены вниманием , поддержкой, едой и даже была водка. Правда одна бутылка, но хоть что-то.
По поводу скорости горения самолёта, я немного сам не ожидал, что он горит как пластиковый стаканчик. Моментально. Стекла в моем ряду расплавились ещё до остановки борта
И по выживанию — там момент везения и отсутствия паники. Один вдох черного дыма и человек уже не встанет с места. А учитывая, что видимости нет, то и спасать его никто не будет, тупо не видно. Дышать не возможно. Полнолицевых масок в самолёте не было, ну или их не могли найти.
Интересно, что шасси почти полностью погасили удары. Трясло, но не критично. Действительно до остановки, почти все сидели на местах. Ну по крайней мере те которых я видел со своего ряда.
Кто-то писал, что возможно люди были не пристёгнуты и вырубилось от удара — не было такого удара. Все было терпимо. Да и не думаю что ремни в самолёте не дают биться головой об сидушку.
Я вышел последний за мной с задних рядов не было людей.
Я не могу точно ответить, почему после 12 все почти погибли, могу предположить. Первый вариант, люди ломанулись к ближайшему выходу, а для них это задний трап. И второй вариант, что они сгорели от пламени которое исходило от крыла. Те кто было на передних рядах и не выбрался — угарный газ. Два раза хапнул и все.
По поводу того, руководили ли бортпроводники:
Я не слышал, после первого удара , женщины начали кричать на ультразвуке. И общий звуком фон все загораживал.
Нечего пояснять, ор стоял , орали все. В таком окружении смешанном со скрежетом самолёта ничего не разобрать. Кто что говорил, какие команды и были ли они.
Ещё раз, давки не было. Проход загородила женщина , ее сразу подняли и вышли. Меня в спину никто не толкал. По мне никто не бегал. Последнюю часть пути я выползал — нечем было дышать. Дорога была свободна.
Про молнию:
А, забыл. В самолёт ударила молния, упала тяга (возможно это пилот приглушил), вентиляция не работала. Заход на посадку был один. Петля на радаре — трек захода. После скачка рассыпалась левая сторона крыла— начался пожар. Возможно с другой было так же , я не смотрел. По ощущениям скорость.
Я сидел на крыле, левая сторона. Удар однозначно был — я пялится на облака, как раз залетели в тучу
Молния была видна, звука я не слышал. Вспышка на правом крыле — поползли типо разрядов и все
После удара молнии когда вышли из облака, бортпроводник по громкой связи сообщила, что пилот принял решение вернутся в связи технической необходимость / неполадками / технической причиной. Точно не помню.
После этого других объявлений по громкой связи не было
Про человека, с 18 ряда, который выжил:
Человек который выжил — ломанулся к выходу после первого скачка. Его это и спасло.
По поводу того, можно ли было еще спасать людей (под предбанником имеется ввиду пространство между кабиной и бизнес-классом):
Не возможно без оборудования было. Я был в самолёте до последнего, кого можно вытаскивали. Дальше переборки предбанника— огненный писец
Жар у меня только по верху, сначала шел вприсядку, когда понял что теряю сознание пополз. Ожогов нет.
Ещё раз — видимости на уровне моей головы к моменту когда я вылез со своего места уже не было. Черный дым. В присядку был ещё белый.
Я не видел других людей.
Я не знаю сколько их было всего, проводников.
...Я вылез из бизнес класса в предбанник. Потерял жену из вида, сел у выхода, спиной к кабине, трап был справа от меня. Рядом был проводник девушка, мужчина и я. Мы начали вытаскивать людей из амбразуры с дымом. Три человека. Два м и одна ж. Потом из салона уже пылыхнуло.
Я попросил полнолицевую маску, молодой человек метнулся к каким-то ящиками и сказал, что нет. Взял фонарь посветил в проход— там жопа. Мы с проводницей выпрыгнули на правый трап по ходу движения. Мне показалось что молодой человек ушел к другому трапу. Но это не точно».

*Это рассказ о пожаре в самолете пассажира Олега Молчанова, сидевшего на 12 ряду на месте А.

(no subject)

Украинские военные ведут обстрелы из минометов, СПГ-9 и стрелкового вооружения по позициям военнослужащих ДНР из минометов в Зайцево, Аэропорту, Спартаке, на севере и западе Донецка, Мариупольском направлении.
Погибать всегда тяжело, но в мае 45-го...
Хотя и не май ещё, и до 45-го брести придётся, но вы понимаете.
Главное: знают, что уже потеряли, но нет - убить напоследок.

(no subject)

СЕРЁГА БРАТ.

Сергей Шаргунов
26 октября
Руслан Бабаджанов, позывной «Лочин», на свободе.
Напомню, ополченец был задержан в аэропорту Нижнего Новгорода во время обычной проверки документов.
Руслан собирался съездить в ДНР, пересечь границу и продлить пребывание на территории России. Он, уроженец Узбекистана, и не подозревал, что в базе Интерпола на него заведена «красная карточка». Бывшая родина обвинила его в «участии в вооружённом конфликте за пределами государства без признаков наёмничества» - срок заключения от 7 до 12 лет.
Руслан прошёл самые страшные бои лета 2014 года, на Саур-Могиле прорвался через кольцо окружения, потом воевал в донецком аэропорту.
Я направлял депутатский запрос прокурору Нижегородской области с просьбой защитить человека.
Хорошо, что освобождён.
Плохо, что не сразу.
Такие ситуации не должны повторяться.

(no subject)

Как молоды мы были.
Всех сослуживцев с днём ОМОНа.
(Я по центру на обоих фото. Случайно получилось.
На первом фото: аэропорт г. Грозного, 1996, май. 22 года назад, ошалеть. А я ещё в детстве удивлялся, как люди сначала на Гражданской воевали, а потом на финской, к примеру. Да запросто).
(Надо бы день донецкого ополченца тоже создать).


(no subject)

В общем, вкратце, что я думаю.
Заявления министра в Малайзии (о том, что Россию нельзя обвинять в падении Боинга) и чина в Нидерландах (о том, что Украину можно обвинять) радовать нас не должны.
Оба заявления инициированы США, больше никто не может сразу надавить на две эти страны.
США явно шантажирует Украину. Чего они от них хотят? Самое простое: они хотят, чтоб Украина пошла в наступление на ЧМФ. Иначе "мы всем расскажем, что это вы сбили Боинг, и вам капец". Утрирую, но такой вариант мне кажется очень допустимым.
Поведение совершенно оборзевшего Волкера, почти прямо говорящего о необходимости зачистки Донбасса, с этим вполне рифмуется.
Порошенко идти в наступление боится, потому что его точно не переизберут, в Россию он не сбежит, а США на него плевать, и его повесят однажды. К тому же, он боится проиграть наступление.
Но его взяли за ухо, и говорят: как скажем, так и сделаешь.
Одновременно США имеет отличные возможности для торга с Россией ("Мы можем через этого ручного киевского циркача сорвать вам ЧМФ"). Торга на любую тему.
Примерно так.
Какие выводы мы можем сделать.
С одной стороны, всё это должно как-то разрешиться.
С другой, в случае если всё пойдёт по худшему сценарию, погибнет очень много людей. Много мирных людей. Про военных я молчу, это их работа.
Поэтому, я советую всем, кто слышит: едва поймёте, что возле вашего селения что-то начнётся, уезжайте сразу.
...впрочем, вариант, что Порошенко как-нибудь выкрутится, не исключён. Но пока логика событий ведёт к многочисленным похоронам и, недели на две, громыхающему кошмару. Всё к этому готово уже. С той стороны подготовились так, как будто наступать собираются минимум до Сталинграда.

(no subject)

Хочу вам вопрос задать. Вот задаю. Очень жду ваши ответы. Вопрос в финале короткого текста ниже.

Тактичность или потворство бестактности

http://nn.mk.ru/articles/2017/10/26/zakhar-prilepin-taktichnost-ili-potvorstvo-bestaktnosti.html

Летел издалека рейсовым самолетом. Я люблю сидеть у иллюминатора, смотреть на красиво расчерченную землю, следить муравьиным движением авто; а потом любоваться на облака.

Я всегда прошу место у иллюминатора.

В этот раз я уже уютно расположился, предвкушая полет; причем так совпало, что рядом со мной на двух сиденьях никто не сидел, они остались свободными.

Мне предстоял второй долгий перелет за сутки, я не очень выспался и подумал, что, пожалуй, стоит завалиться сразу на три сиденья и поспать. А то там, на земле, меня уже ждали многочисленные дела.

За пару минут до взлета ко мне подошла крайне огорченная девушка и попросила поменяться с ней местами.

Дело в том, что через проход от меня сидел ее муж и она хотела бы видеть его. Муж в эту минуту равнодушно смотрел перед собой и в переговорах не участвовал.

– Где ваше место? – поинтересовался я.

Место ее оказалось ровно позади мужа, у прохода. Это, конечно же, было огромным расстоянием и вообще – чудовищной разлукой.

У прохода я сидеть не люблю, потому что, к примеру, едва заснешь, кому-то, сидящему посредине или у иллюминатора, захочется прогуляться по самолету, проветриться, омыть руки и лицо. Приходится просыпаться, отстегиваться, вставать. Ждать, когда человек нагуляется, снова садиться, пристегиваться, пытаться заснуть. Пока заснешь, тут и второй куда-то засобирается.

Но как я мог отказать девушке? Я не отказал. Послушный своей судьбе, я поменялся с ней местами.

Рядом со мной на новом месте сидели два огромных мужика и громко разговаривали.

С некоторой тоской я смотрел, как девушка, даже не перекинувшись с мужем взглядом, уселась на мое место у иллюминатора.

Самолет взлетел, она тут же подняла поручни, улеглась на три кресла и тишайшим образом проспала все пять часов.

Я же пять часов слушал гогот и какие-то несусветные истории двух субъектов справа, которые к тому же поднимались и, раскачивая животами, так часто ходили в хвост самолета, словно на дорожку, на посошок, выпили по канистре пива, закусывая его арбузом, несколькими арбузами сразу.

«Какой абсурд!» – думал я, стараясь относиться к произошедшему философски.

У меня вполне получалось.

Когда самолет сел, девушка все так же молча, не глядя на мужа, собралась, и они спокойно вышли, не обернувшись на меня и никак не реагируя друг на друга. Наверное, для контакта им не нужны тактильные ощущения и слова.

Не хочу похваляться, но когда я летаю со своей семьей, нам почти всегда достаются места в разных концах самолета – у нас с женою четыре ребенка, и практически никогда не удается найти шесть мест кряду.

Мы все спокойно рассаживаемся по всему самолету, от мала до велика, и терпеливо переносим сложности пути. Мне в голову не придет кого-то беспокоить – хотя, возможно, это кому-то покажется неправильным.

Я сажусь на свое место в хвосте самолета и смотрю: вот где-то посередине сидит одна дочка, девяти лет, а вот ближе к носу сидит сын, одиннадцати лет, и еще один сын сидит неподалеку, а впереди сидит еще одна моя дочь, и еще дальше – моя жена и, как птица, некоторое время оглядывается назад, а потом усаживается. И спит себе.

Дети не капризничают, потому что у нас так не принято. И мы с женой стоически переносим разлуку, мы привыкли.

Но лечу я тут позавчера по делу, очень утренним рейсом, снова намереваюсь залипнуть на три часа у иллюминатора, и тут ко мне подходит атлетического вида мужчина и говорит:

– Простите, рядом с вами сидит моя жена, она боится летать, не могли бы вы пересесть на мое место?

Понимаете мои сложные чувства? Это ведь так трогательно, когда человек любит свою жену. Тем более что жена сидит рядом и с ласковой улыбкой кивает в знак согласия: да, боюсь, я боюсь, я очень боюсь летать. Или просто кивает.

Жене на вид лет 55. И мужу столько же. Место его оказывается максимально далеко.

Извлекаю из багажного отделения свою сумку и отправляюсь в путь.

Ну, да, как я и предполагал: мое новое место посередине, непосредственно за спиной туалет, кресло не откидывается. Ручную кладь деть некуда.

Некоторое время с заметным воодушевлением и к некоторому недовольству уже усевшихся пассажиров вминаю свою сумку в чужие сумки. Потом забираюсь, как вы уже догадались, между двух мужиков, которые немедленно начинают через мою голову разговаривать о том о сем.

Через пятнадцать минут после взлета начинается паломничество в туалет, которое так и не завершается до самой посадки, мужики разговаривают, локти мне деть некуда, голову преклонить некуда; все как полагается.

Стараюсь относиться ко всему философски, и у меня вполне получается.

Но вот я думаю: во всех этих ситуациях – я веду себя правильно? Или потворствую человеческой безалаберности и бестактности? Хочется понять это. Никак не могу определиться.

(no subject)

Хорошо Серёга написал.
Я не так давно видел Глазунова, целый час проговорили. Он был очень энергичный, весёлый. Я даже предположить не мог, что ему под девяносто лет.
Мы договорились, что снимем с ним серию программ для "Царьграда". Разговоры обо всём, на двоих.
Цикл по Достоевскому - пожалуй, лучшее у Глазунова. И это действительно сильно.
Мы вчера стояли с прекрасным режиссёром Сергеем Мирошниченко в Брюсовом переулке, долго говорили про Глазунова - что надо его навестить.
Потом я сел в машину и поехал в аэропорт, в Донецк, домой.
Мирошниченко вдруг, спустя несколько минут, пишет: "Странное чувство. Сообщили: только что умер Глазунов".
Глазунов очень серьёзно относился к еврейскому вопросу. Он много об этом говорил, местами убедительно. Всё-таки есть какая-то необидная ирония в том, что большого художника, которого будут помнить, и очень известного блогера, которого стремительно забудут, забрали в один день.
https://russian.rt.com/opinion/407398-ilya-glazunov-shargunov