Почти художественная проза, основанная на реальных событиях

(От администратора)

Киана Николаева - о книге Захара Прилепина «ШОЛОХОВ. НЕЗАКОННЫЙ»

Чтобы писать о Шолохове, нужно быть немного Шолоховым: прорасти кореньями в свою землю и фанатично жить всю жизнь в одном месте; нарожать четверых детей в законном браке; безбашенно рваться на войны, не нужно рисковать; иметь иммунитет к звёздной болезни и особенное строение глаза, позволяющее видеть чуть шире и сложнее, чем остальные; блистать невероятной эрудицией и чертовски цепкой памятью, но главное – любить людей, Родину и мастерски владеть словом.

Чтобы писать биографии других писателей, будучи писателем, нужно иметь полностью атрофированное чувство зависти и гипертрофированную способность восхищаться.



Казалось бы, до меня об этой книге уже всё сказано: «кинематографична» – да, она написана так зримо и драматургично, что, читая, невольно смотришь своё внутреннее кино; «Прилепин борется с дурной конспирологией» – да, это почти христианское послушание: возвращать оклеветанным их честные имена; «биография являет нам образчик живого литературоведения» – да, этот труд, как и предыдущие о Есенине, Мариенгофе, Корнилове, Леонове и других, тянет на докторскую диссертацию, причём отдельно стоит отметить академическую аккуратность Прилепина: бережное цитирование и ссылки на предыдущих исследователей.

Короче, всё это так.

Но что выделяет «Незаконного» среди аналогичных биографий, написанных другими авторами?

Во-первых, Прилепин, повествуя о собратьях по перу, будь то Шолохов или Есенин, всё время проговаривается о себе. Выдаёт рецепты построения текста и даже секреты писательской психологии.

Во-вторых, он каждой такой огромной книгой признаётся в любви другому человеку. Тому, о котором пишет, которым восхищается. И в этом, безусловно, есть что-то эллинское.

В-третьих, не удивляйтесь, при всей прилепинской маскулинности, даже брутальности, иногда в повествователе просыпается ребёнок, который нашёл диковинный морской камешек и бежит радостно делиться сокровищем: «Смотрите, что я нашёл! Порадуйтесь вместе со мной!»

Книга о Шолохове – не только биография русского литературного гения, это попутно учебник истории и энциклопедия русской литературы ХХ века. От такого количества фактов порой рябит в глазах, как от езды на большой скорости.
Книга, по сути, начинается портретом Шолохова. А портрет начинается с самого главного. С отличительной особенности. Так художник не набрасывает карандашом эскиз, а пишет лицо с родимого пятна, с выжженной брови или родинки над губой. У Шолохова удивительно цепкая память. Гипертимистический синдром (Прилепин даже медицинский термин уточнил). Третья страница, а читатель понимает, что биограф взялся всерьёз. Эти мелочи выдают качество работы, как аккуратный стежок выдаёт, что платье от кутюр.

Далее Прилепин так детально, точно и густо описывает нюансы и подробности, делает такой немыслимый сравнительный анализ текста и реальности, что это работа не исследователя, но опытного детектива. Мелькают знаковые для начала века имена и всё те же топонимы, бывшие и снова ставшие «горячими точками».

Биография Шолохова как контурная карта, которую надо раскрасить историческими красками с географической точностью.

Если в самых первых главах Шолохова ещё как бы нет – есть его генеалогия, его география и вихри истории вокруг него, то затем – вот он, начинает проступать. Шутник, балагур, артист, влюблённый мальчишка.

Погружение в эпоху неизбежно приводит к читательским изумлениям. Мы за время перестройки и распада Союза, сменившие символ веры, свято уверовали в тоталитарный совок, отсутствие демократии и что там ещё. И вдруг Шолохов своей жизнью, а главное – творчеством, разбивает наши кукольные представления о том времени.

Для Шолохова не было запретных тем, пишет Прилепин. Для Шолохова не было языковых табу. Герои Шолохова матерятся, грешат, убивают, страдают – живут.

Прилепин любовно перебирает цитаты из произведений.

Если вы были когда-нибудь на профессиональной дегустации вин, вы помните ощущения. Вот тебе по очереди – от светлого и сухого к красному креплёному – наливают в бокал вина и рассказывают не только характеристики, историю создания и так далее, а и – что ты чувствуешь. И ты сидишь: точно… верхняя нота… да-да... Перекатываешь языком вино, заметно поумнев. Как будто рецепторы отрастили уши и стали послушными. Вот и «Шолохов» так: Прилепин цитирует текст – и ты словно заново (впервые) видишь эти гениальные абзацы.

Михаил Шолохов – это, безусловно, русский бренд, от которого современная Россия отказалась. В книге перечислена немыслимая статистика его переводов, тиражей, гастролей по миру. Мы сегодня даже не представляем масштаб всемирной популярности писателя при жизни.

Невероятными кажутся личные отношения Шолохова и Сталина, Шолохова и Хрущёва, Шолохова и Ежова.

Прилепин беспристрастен. Он живописует и гражданскую, и репрессии, и подковёрные войны в советских литературных кругах, пытки и допросы во время великих «чисток». Страшная, великая, грандиозная эпоха предстаёт перед нами.

Отдельно разбираются щекотливые темы: вроде как общепризнанный антисемитизм Шолохова, его отношение к украинству, поведение этого лауреата Сталинской премии после «отмены культа личности», его упрямый консерватизм и почвенничество.

Шолохов огромен. К концу книги понимаешь это уже совершенно отчётливо.

Заключает книгу интервью с дочерью писателя (рифма с дневниками Галины в конце «Обители»).

В этой биографии Прилепин работает zoom’ом – приближает в объективе лунные кратеры, чтобы мы лучше рассмотрели; выступает иконописцем – пишет не портрет, но лик Шолохова; становится блестящим адвокатом из американского фильма, выступающим перед присяжными заседателями (нами, читателями); сталкером заводит нас в такие дебри эпохи, куда сам и не сунулся бы.

«Шолохов. Незаконный» – это почти художественная проза, основанная на реальных событиях.

Это обязательно нужно прочесть.

Купить книгу:
https://www.labirint.ru/books/903634/

(no subject)

(От администратора)

Вышла аудиокнига "Взвод. Офицеры и ополченцы русской литературы".

Читает автор - Захар Прилепин.


https://www.litres.ru/zahar-prilepin/vzvod-oficery-i-opolchency-russkoy-literatury-68791662/

Итальянский «Тихий Дон»

От Захара.

Один из лучших фильмов прошлого века — киносага Бернардо Бертолуччи «XX век». Лучшая роль Депардье и Доминик Санды, и одна из лучших ролей Де Ниро.

Ключевая мысль этого провидческого кино: крупная буржуазия сама создаёт фашизм и фашистов — для того, чтобы обеспечить себе безопасность и власть.

См. Украина 2014-2023 и сравнивайте.

Настоятельно рекомендую посмотреть. По сути, это итальянский «Тихий Дон».

Заодно стоит осознать, как итальянские (равно как французские, греческие, испанские и прочие) крестьяне относились к Ленину и Сталину сто, девяносто, восемьдесят лет назад.

https://drive.google.com/file/d/1Fz7tqcNY-U5YJGm8b01hYUdKbNReOfjv/view?usp=share_link

(no subject)

(От администратора)

Посольство Китая опубликовало список государств, которые были подвергнуты бомбардировкам Соединенных Штатов Америки после Второй Мировой войны:

• Корея и Китай 1950-53 (Корейская война)
• Гватемала 1954
• Индонезия (1958)
• Куба (1959-1961)
• Гватемала (1960)
• Конго (1964)
• Лаос (1964-1973)
• Вьетнам (1961-1973)
• Камбоджа (1969-1970)
• Гватемала (1967-1969)
• Гренада (1983)
• Ливан (1983, 1984) (поражение целей на территориях Ливана и Сирии)
• Ливия (1986)
• Сальвадор (1980)
• Никарагуа (1980)
• Иран (1987)
• Панама (1989)
• Ирак (1991) (война в Персидском заливе)
• Кувейт (1991)
• Сомали (1993)
• Босния (1994, 1995)
• Судан (1998)
• Афганистан (1998)
• Югославия (1999)
• Йемен (2002)
• Ирак (1991-2003) (совместно войска США и Великобритании)
• Ирак (2003-2015)
• Афганистан (2001-2015)
• Пакистан (2007-2015)
• Сомали (2007-2008, 2011)
• Йемен (2009, 2011)
• Ливия (2011, 2015)
• Сирия (2014-2015)

В списке более 20 государств. Китай призвал “никогда не забывать, кто представляет настоящую угрозу миру”.

Были возмущения от западного сообщества в отношении США?
Были громкие обличающие вопли?
Были санкции по отношению к США хоть когда-то?

Источник: тг-канал ПРАВДИВАЯ ПРАВДА

Загадки СВО

(От администратора)

Вопросы военкора и журналиста Александра Сладкова.

​ЗАГАДКИ СПЕЦИАЛЬНОЙ ВОЕННОЙ ОПЕРАЦИИ.

1. Как человек, совершенно далекий от армии и военных наук, смог создать самую лучшую штурмовую армию в мире?

2. Как военные люди, обученные высшим военным наукам, полгода не могут создать обыкновенные мотострелковые подразделения из мобилизованных солдат (доказательства имеются), тем не менее, умудрившись отправить их на фронт?

3. Почему, имея расхожую фразу про единственных двух союзников России, наш флот так и не вступил в активную фазу участия в СВО?

Понимаю, что «все не так просто», понимаю, что «мы многое не знаем», но вопросы-то эти есть! Ответов нема.

Источник: тг-канал Сладков+

СЛОЖНЫЙ ШОЛОХОВ

(От администратора)

Евгений Фатеев -
о книге Захара Прилепина «Шолохов. Незаконный»


Не устану повторять – Захар Прилепин сейчас делает огромного значения работу для нашей культуры. Он выводит очень многое охаянное или забытое в истории нашей литературы в поле интерпретации. Он борется с бесами дурной конспирологии. Он актуализирует, упаковывает для сегодняшнего дня забытых авторов. Всё это безумно важно.

Наша литература о литературе, наша мета-литература крайне немногословна. Как это ни странно. Она оживает только в случаях лихой иномирной провокации. Оживает и реагирует. Не будь таких провокаций. Наша литература о литературе ограничивалась бы только скучнейшими и не любопытными академическими штудиями для нескольких десятков профессиональных читателей.

Нам необходима, если угодно, игра в историю нашей литературы. Нам нужны интерпретации, актуализации её по поводу и без повода. Тем более что есть, во что играть. Материал богатейший, гениев неисчислимое множество. Наша литература даже несколько перенаселена. Она требует постоянного аудита, постоянной переписи. Эти драгоценные камни так и хочется постоянно перебирать, выносить их на свет. Любоваться ими. Очень мало в мире литератур, в которых есть абсолютно всё, в которых можно жить безвылазно без потери в поддержании уровня человечности, культурности, цивилизованности даже.

Но, имея такие запасы, мы не должны лениться. И Прилепин за многих не только умудряется писать на оригинальные темы, но и регулярно выдает шедевры мета-литературы. Их уже набирается на целое собрание сочинений. Это книги о Леонове и Есенине, Мариенгофе, Корнилове и Луговском. Это роскошный и вдохновенный «Взвод», у которого, к счастью, будет продолжение. Теперь же ещё и мощный и ценный том о Шолохове.

Как и в книге о Есенине, здесь Прилепин опять на тысяче страниц бесспорно и триумфально демонстрирует абсурдность и просто невозможность малейших сомнений в авторстве «Тихого Дона». Он выносит к чертовой матери все эти потуги найти другого автора великой книги. Теперь просто глупо и подло петь эту песенку подлецов и негодяев.

У нас как-то принято считать, что писатели должны питаться святым духом. Им вообще грешно быть успешными и состоятельными. Откуда это пришло, понятно. Но инфантилизм подобного убеждения уже даже не кажется смешным. Прилепин же не чурается экономики и даже политэкономии шолоховского творчества. И это очень хорошо, даже свежо и полезно.

Когда погружаешься в эти рациональные материи, как-то меньше хочется разводить словеса о признанности и непризнанности, опальности или обласканности, контркультурности или мейнстримовости. То же касается и социологии творчества. И здесь Прилепин демонстрирует то, как работала советская писательская иерархия, и это очень интересно. Шолохов показан в социуме, в большом социальном контексте, в социальном и институциональном даже пейзаже.

У нас как-то немного говорят о международной славе Шолохова. Ещё до Нобелевской премии. Кстати, и в эмигрантских кругах тоже. Но далеко не только. И насколько же провинциальненькими и меленькими оказываются все наши аборигенно-западнические критики великого писателя. Меленькими и мелочными, но, надо это признать, неутомимыми.

Вообще Прилепин виртуозно, но весьма деликатно показал одну родовую примету нашей литературы и даже всей культуры – непростительность успеха. Успех у публики у нас почитается непростительным. За успех обязательно последует расплата. В нашей культуре есть одна допустимая разновидность успеха – посмертный успех. Прижизненная популярность – черная метка для автора. Успеха следует стыдиться. У нас не умеют делать успех, радоваться успеху. Книга Прилепина – это, в числен прочего, история успеха и даже триумфа. Прилепин не чурается этой грани своей книги.

А ещё Прилепин демонстрирует, заботливо собирает шолоховскую сложность, его неуловимость для политизированных, зараженных дурной нашей интеллигентностью авторов. Прилепин в очередной раз приглашает нас к сложности. Он и сам такой же. Он опознал в Шолохове своего. Он всегда сложнее, чем подают его нам на наши читательские столы всевозможные публицисты из соцсетей и других душноватых сред. Стало трудно среди огромного, гуманитарно опалённого и опыленного народонаселения, мнящего себя специалистами в пиаре и прочем подобном.

У нас сейчас царит вакханалия гуманитарной псевдо-искушенности. Вся эта огуманитаренная розница рыщет по Интернету в поисках «жертв» и «светочей», беспрестанно обижается, вскипает гневом и впадает в почти рабскую апологетику. Но…и это пройдет. Но все же изрядно утомляет. Прилепин же не унывает и подает роскошно сервированного и приготовленного сложного Шолохова на наш стол. Нате! Опознавайте. Не подавитесь.

И ещё. До чего же хорошо эта книга написана! До чего же она увлекает. Для решения авторской задачи требовалось обильно цитировать самого Шолохова с его густым и наваристым языком, а потому нужно было соответствовать. Удалось. И более чем.

Приходится, да, эгоистично, но ждать новых книг Прилепина о книгах и писателях в социальном пейзаже.
https://zavtra.ru/blogs/slozhnij_sholohov

Купить книгу:
https://www.labirint.ru/books/903634/