(no subject)

Челябинских нацболов сажают за то, что они пытались разбить памятник белочехам в Челябинске - как бы отвечая на снос памятника Коневу в Праге.

Сразу скажу: я не сторонник этого вандализма - если мы в ответ на снос наших памятников - сносим их: мы ставим себя с ними на один уровень. А мы - русские. Мы снисходительны к побеждённым. Мы не варвары.
Тем не менее, реакция челябинских спецслужб, мягко говоря, чрезмерна.

У нас в России сотни людей были пойманы у Вечного огня - со всякими там своими сосисками, и с прочими шалостями - однако все отделались административкой.

А вот по нацболам решили проехаться катком.

Друзья мои, товарищи. Нацболы отстаивали русский мир, когда нашим спецслужбам, работавшим в числе прочего на ельцинский режим, было не до того. Надо иметь хоть какое-то понимание.

Ещё им шьют, что они всё это проделывали с "экстремистским" флагом.
Этот "экстремистский" флаг - серп и молот в белом круге на красном знамени. У меня он в недавней программе на НТВ на столе стоял. Он изображён на обложках десятков книг и фигурирует в тысячах газетных публикаций. Уж до абсурда-то не надо всё доводить. Какие-то ельцинского разлива чиновники, ненавидящие всё советское, признали когда-то этот флаг экстремистским. Что ж теперь, расстреливать за серп и молот молодых патриотов? Пусть и диковатых.

Разберитесь, пожалуйста, по совести.

(no subject)

Вот.

Леонид Юзефович /ФБ/

Захар Прилепин о своей книге "Есенин. Обещая встречу впереди":

Труднее всего быть беспристрастным и не описывать того Есенина, которого себе уже сам давно придумал, а теперь раскрашиваешь. И уж тем более не сводить при помощи поэта свои личные счеты с веком, другими поэтами и отдельными национальностями – скажем, с русской или с какой-нибудь там… не совсем русской. Лучше всего быть холодным, как криминалист, и просто сопоставлять десятки свидетельств, ничего по возможности не додумывая ("Книжное обозрение").

Замечательная книга!
Дочитываю с тем известным нам всем ощущением, когда конец знаешь, разумеется, и все-таки воссозданная реальность настолько ярка, что не то чтобы всерьез надеешься на другой финал, но есть едва ли не подсознательная иллюзия, что пока книга не дочитана, жизнь героя еще длится.