Захар Прилепин (prilepin) wrote,
Захар Прилепин
prilepin

Categories:
Русские писатели о революции.
Юрий Козлов - сильнейший автор, один из самых любимых моих современников, несколько его романов чудо как хороши ("Геополитический романс", "Колодец пророков", и не только).
Андрей Воронцов - автор добротного романа о Шолохове (и не только).
Юрий Козлов, писатель, главный редактор журнала «Роман-газета»:
– Мне кажется, Октябрьская революция имела и имеет колоссальное значение не только для России, но и для остального мира. По своему значению её можно сравнить с Великой французской революцией конца XVIII века. Революция – это всегда прорыв к достоинству и отмщение за скотское отношение к народу имущих классов. Французская революция завершилась Наполеоновскими войнами, покончившими с феодализмом в Европе. Октябрьская дала миру первый в истории опыт реального народовластия, отказа от имущественного и финансового неравенства, составлявшего основу предшествующих экономических формаций.
Октябрьская революция была ответом русского народа на трёхсотлетнее правление немецкой династии, крепостное право, голод, помещичьи забавы, земляные полы и соломенные крыши в деревнях, долговую крестьянскую кабалу, двенадцатичасовой рабочий день, гнилое мясо на флотских камбузах, Ходынку, Кровавое воскресенье, Ленский расстрел, ненужные войны с Японией и Германией. Средняя продолжительность жизни в России в 1913 году составляла не более 33 лет, а первые земские больницы для народа начали появляться только после 1864 года. Всё это отлично описано у Степняка-Кравчинского в книге «Россия под властью царей» и у Ленина в работе «Развитие капитализма в России».
Прежняя, допустившая это элита была срезана под корень. Да, революция – это следствие предельно обострившихся экзистенциальных проблем. Во время революции злое начало в народе проявляет себя весьма агрессивно. Но кто сказал, что народ должен быть добр и терпелив к своим мучителям? С другой стороны, революция отворила колоссальную энергию в народе, создала стремительные социальные лифты, дала возможность людям из низов проявлять и реализовывать свои способности и таланты.
Мечта любого народа – жить справедливо, трудиться ради собственного и общего блага, а не на неведомого собственника, плавающего на яхте в тёплых морях. Люди во все века ненавидели и презирали неправедное богатство, рассматривали социальное неравенство как унижение. Русский народ первым в истории человечества попытался воплотить мечту о справедливости в жизнь. С первого раза не получилось. В 1991 году Россия оказалась отброшенной назад – ровно в точку отмены крепостного права. Обманутый народ уподобился безответному «терпиле», а самозваная «элита» занялась безудержным, хамским разграблением «естественных и трудовых богатств», как писал применительно к другой элите в позапрошлом веке Глеб Успенский. Насильственное возвращение страны в капитализм, превосходящее меру социальное неравенство, встраивание на «сырьевых» правах в сложившийся мировой финансовый порядок – прямой путь в революцию. Исторические часы запущены и тикают. Без революций история – повторение ошибок прошлого. Революция – живое (и злое!) творчество доведённых до отчаянья масс, отмщение тем, кто довёл «малых сих» до нищеты, отнял у них под разговоры о стабильности будущее и перспективу.
Андрей Воронцов, прозаик, критик и публицист, заведующий кафедрой литературы Московского государственного института культуры:
– Незадолго до своего расстрела Михаил Осипович Меньшиков написал пророческие слова: «О Ленине сужу по 2–3 прочитанным его статьям. Человек, судя по ним, не лишённый таланта и большого характера. Крупный, во всяком случае, человек. Тиран типический, но, может быть, большая ошибка судьбы, что не он сидел на престоле Николая II. Оба – мученики политики и оба противники в земле... Они будут продолжать войну из-за гроба».
«С высоты сегодняшнего дня» видится абсолютно то же самое, что Меньшиков предсказал 99 лет назад. Война, начатая в 1917 году, продолжается «из-за гроба», примеров чему сегодня более чем достаточно, в том числе и касающихся проблемы «гробов» и «захоронений». У китайцев что-то нет такой проблемы: Мао лежит себе спокойно в своём гигантском мавзолее, а последний император Пу И – на мемориальном кладбище Цинсилин, в трёхстах метрах от гробницы своего приёмного отца Гуансюя. А в самый разгар «культурной революции» китайцы могли наблюдать удивительную картину: товарищ Пу И как ни в чём не бывало заседал в Народном политическом консультативном совете КНР, членом которого являлся. Это ведь всё фантазии синьора Бертолуччи, автора фильма «Последний император», что Пу И работал перед смертью простым садовником. Нет, данная история относится к 1959 году, а с 1964-го Пу И был не садовником, а, напротив, видным сановником КНР, ездил на персональной машине и жил в правительственном квартале. Говорит ли это о том, что Мао был умнее Ленина, не допустив в сознании китайцев раскола между эпохами до и после 1949 года? Полагаю, что всё дело в характере русской и китайской революций. Китайская была национальной, то есть великоханьской, и лишь потом коммунистической, а русская была коммунистической, но отнюдь не великорусской. Кстати, почти все крупные революции в мировой истории были в первую очередь национальными и даже националистическими – нидерландская, английская, французская, иранская… Это только русским во время революции говорилось, что мы, дескать, хотим «в мире без Россий, без Латвий жить единым человечьим общежитьем», а в той же Советской Латвии 1919 года был установлен местными национал-большевиками агрессивный русофобский режим. И в других национальных республиках и областях под властью РКП(б) тоже. Например, отношение к русским в УССР до 1934 года мало чем отличалось от нынешней политики «майданных» властей: в частности, тоже стоял на повестке дня вопрос о запрете русского языка в сфере обслуживания и даже в общественных местах. Мы это всё расхлёбываем по сей день.
С другой стороны, именно мобилизационный характер установившегося с 1917 года режима позволил превратить Россию в сверхдержаву. Слабо представляю, как бы царская армия или армия февралистской России победила Гитлера. А Гитлер-то бы всё равно появился, ибо был порождением не русского Октября, как иные дураки говорят, а унижения Германии Версалем.
В общем, увиденное Меньшиковым в 1918 году противоречие между старой и новой Россией, между Лениным и Николаем II в глобальном смысле остаётся актуальным по сей день. Что же касается прочего, то даже благодаря прорусской политике Сталина (с середины 30-х гг.) революция 1917-го не переродилась в русскую, но при этом именно Сталин помешал ей завершиться как антирусской. Вот он, «пейзаж после битвы» на сей день. Или – не «после», и битва незримо продолжается?

Tags: революция, русские писатели
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments