April 3rd, 2021

(no subject)

После того, как недавно украинский снайпер застрелил донецкого старика, я дал комментарий, где сказал: это нарочно. Они это нарочно. Они вызывают нас на ответ.

Мне насыпали сразу дюжину комментариев от украинских военных и политологов, что это всё фигня, и случайность.

Я ответил: нет, и они скоро докажут, что не случайность.

Последнюю неделю 120-е долбят по населённым пунктам; сегодня ВСУ применили беспилотный летательный аппарат, снаряженный самодельным взрывным устройством, которое было сброшено на посёлок Александровка.

В результате погиб ребенок 2016 г.р. и получила ранения местная жительница 1954 г.р.

Тоже «случайно» и «не провокация». Просто железяка с неба упала на ребёнка.

Им отпустили вожжи.

Если им велят убивать по старику и по ребёнку каждый день - они так и будут делать.

(no subject)

Губернатор Тюменской области Александр Моор официально ответил мне по Ермаку.

Он озвучил свою личную позицию относительно личности покорителя Сибири Ермака Тимофеевича.

– Наша земля богата яркими историческими личностями, оставившими свой след не только в истории края, но и в истории страны и мира. Благодаря своему вкладу в развитие Российского государства, атаман Ермак занимает достойное место в этом ряду, – ответил он на вопрос «Октагона».

Также администрация региона прокомментировала позицию писателя Захара @zakharprilepin Прилепина, который призвал вернуть Ермака в список.
Вопрос был о том, что имя Ермака очень остро всегда стоит на повестке Тюменской области, например, в своё время в регионе отказались ставить памятник атаману, против которого выступают сибирские татары.

https://octagon.media/novosti/tyumenskij_gubernator_prokommentiroval_situaciyu_vokrug_imeni_ermaka.html

(no subject)

Губернатор Тюменской области Александр Моор прокомментировал мои вопросы: почему имя Ермака выпало из списка голосования в выборе наименования аэропорта; и почему некая незримая татарская общественность не позволяет в Тобольске установить Поклонный крест Ермаку.

Ответ губернатора является классическим образцом бюрократической речи: как сказать много слов, не сказав по сути вообще ничего.