March 21st, 2021

(no subject)

А я думаю, чего я вчера Вертинского взялся играть.

21 марта (1889) родился Александр Вертинский, которого я обожаю целую жизнь. Уникальное явление. Было так: я услышал по радио «Темнеет дорога приморского сада...» - это был год 1986-й. У меня был советский магнитофон, и я тут же нажал на запись с микрофона. Успел записать один куплет. И переслушал его тысячу раз. Это показалось мне немыслимым волшебством каким-то. Через месяц отец привёл меня к своему другу, у которого было несколько советских дисков-гигантов Вертинского, и я все их переписал на маг. И это было счастье.

Любимые песни: «Матросы мне пели про остров», «Маленький креольчик», «В синем и далеком океане» (вообще нереальная). Ещё у него отличная песня сталинских времён, как он возьмёт пулемёт и пойдёт всех крушить, если Родина скажет. Ну и про Сталина. Совершенно не заказная, очень искренняя и совершенно «вертинская». Ее в сборники АВ включают очень редко - «стесняются». Отдельная тема у него - издевательство над эмиграцией и вообще «прогрессивной интеллигенцией» - мол, проклинали Россию, плакали о ней, хоронили ее - а она восстаёт как Китеж. Актуально!
Фото в форме. Он служил медбратом. Сделал тысячи перевязок. Крови и ампутаций не боялся).

(no subject)

Художник Геннадий Сорогин. Сегодня всемирный день поэзии. Всех поздравляю. Поэзия, музыка, монашество - вечное оправдание человека. Помимо этого, поэзия - душа, суть, сознание нации. Народ, забывший поэзию, отмирает, исчезает, распыляется, потому что не помнит своего имени. Эти трое никогда так вместе не стояли. Но в небесной России они всегда так - вместе - храня нас и оберегая.

(no subject)

В день поэзии настоятельно рекомендуется минздравом приступить к чтению книг о русских поэтах. На данных обложках вы видите, как минимум, семь русских поэтов: Гаврила Державин, Александр Шишков, Денис Давыдов, Сергей Есенин, Владимир Луговской, Анатолий Мариенгоф, Борис Корнилов. Внутри же этих книг вы повстречаете ещё минимум сто русских поэтов. Ну, вы поняли. За дело. Обнимаю всю родню. У меня, кстати, вчера день ангела был. Мой ангел - русская поэзия.

(no subject)

Ургант показал как бы смешной коллаж портретов будущих классиков поэзии XXI века (как бы висящих в школьном классе 50 лет спустя) - там висят, стилизованные под Пушкина и Гоголя - Моргернштерн, Джиган, ещё кто-то - рэперы, короче.

Ну, типа, смешно и, типа, «смотрите, как мы пали, как всё вокруг бездуховно», но.

В России (или вокруг России) сегодня живут и пишут (на русском языке): Олег Чухонцев, Юрий Кублановский, Юнна Мориц, Геннадий Русаков, Олеся Николаева, Ирина Евса.

Крупнейшие поэты современности.

Но так как про них говорить скушшшно, и показывать их портреты Ургант не станет - мы так и будем вздыхать: ох, какая бездуховность.

Это очень удобная позиция. Никого не просвещать, самим стихов не читать, а только сетовать на падение нравов - тем самым падение нравов утверждая (во всю мощь рейтинга «Вечера с Иваном Ургантом»).

И здесь давайте вспомним, что делала советская власть? А вот что.

Она просто не показывала людям «джигана» и «моргернштерна» (они и тогда были, так или иначе), а показывала Вознесенского, Рождественского, Юлию Друнину, Беллу Ахмадулину, Глеба Горбовского и Рубцова.

То есть, задавала уровень.

А сейчас мы уровня не задаём, не показываем никого из мной упомянутых, этим уровнем не интересуемся вообще - но только восклицаем: ах, какой ужас, ох, какой ужас - Моргернтшерн.

Он не ужас. Он пришёл на пустое место, оставленное государством и культурой.

Что у нас является нынче «государственной культурой»? Правильно: песни Киркорова в Кремлевском дворце, Моргернштерн в Лужниках и в Альфа-банке, и Хой в виде памятника.

Ну и чего мы хотим.

Наше государство упрямо, уверенно, последовательно не читает стихов, не знает поэтов, не думает об этом.

Но, между прочим, мы, народ, говорим на языке, который в самом прямом смысле придумали, создали русские поэты - дедушка Крылов, Пушкин, Лермонтов, Тютчев, Блок, Есенин, Симонов, Твардовский.

Здесь - в этих именах - лежит система нашей морали, наших ценностей, код нашего будущего, кладези нашего прошлого.

Народ, забывший свою поэзию, свою песню - перестаёт быть народом. Он умирает.

Знаете, например, почему мы победили в самой страшной мировой войне? Второй Мировой?

Потому что у нас были «Темная ночь» и «Эх, дороги», «Жди меня, и я вернусь» и «Василий Теркин». А у фашистов не было. У них были марши и агитки. А у нас была гениальная лирика и поэтический эпос о русском солдате.

И мы выиграли.

А теперь попробуйте вообразить себе победу с тем, что у нас является «государственной культурой»? Не можете? И я не могу.

Но это не означает, что у нас другой культуры нет. Она есть.

Просто она плюнута. Она никогда не сможет конкурировать с этим вот, что сыплется на нас отовсюду.

Культура не приживётся сама по себе. Ее - навязывают.