March 23rd, 2020

(no subject)

"Свободная пресса" была едва ли не последним (вполне возможно, что единственным) изданием, которое на постоянной основе публиковало Лимонова. Он написал для нас сотни колонок. Последние его 10, 20, 30 колонок - написаны для нашего сайта (я там редактор, если кто не в курсе).
Читало каждую лимоновскую колонку в среднем четыре тысячи человек - то есть, считанные люди.
Многочисленные глянцевые издания, где в своё время Лимонов был колумнистом (и которые накатали в память о нём огромные некрологи) - Лимонова после "крымского аншлюса" публиковать перестали категорически.
По ссылке можете прочитать о том, что волновало Лимонова в последний год, в последние месяцы жизни.

https://svpressa.ru/authors/eduard-limonov/?fbclid=IwAR0HYi9byshEcXCHY7a9_yyl2rs1J1cIZKE0hRiQhXSjW2RwXVgHhPYMvpA

(no subject)

Все наши фестивали:
"Русское лето" в Воронеже, "Герой и время" в Железноводске, "Традиция" в Подмосковье - переносятся.
Встретимся ещё, родня. Я грущу совсем немножко, а вы не печальтесь.
Мы ещё сделаем сто новых фестивалей всем на загляденье.
(И отдельным дуракам - на зависть).

https://vestivrn.ru/news/2020/03/21/russkoe-leto-v-voronezhe-perenesut-iz-za-koronavirusa/?fbclid=IwAR3XhrVnUsLcEfEI-P3UwBEy09IUfKbpjQBhKQ3TC2--_frHnr0qVTo9uOI

(no subject)

Был в Оренбурге, восхищён городом (исторический облик, за неимением перезрелого строительного бизнеса, не успели испоганить).
За полтора дня слово "коронавирус" не было произнесено ни разу, ни одного человека в маске не видел, самолёт из Москвы туда и оттуда в Москву - полный.
На встрече с местными активистами обсуждали только местные проблемы.
Я к чему.
Вот у нас была Гражданская война в своём время (1918 - 1920- ? - 1922-й - ???) - гибли миллионы, шла эпидемия тифа (три миллиона умерло), жуть творилась.
При этом ставили памятники, проводили поэтические вечера, выпускали поэтические книжки, красили деревья в красный цвет (не уверен, что хорошая идея, но всё-таки), верили в будущее.
Это - правильный подход.
В Оренбурге надо "лётку" восстановить: лётное училище, где учился Гагарин. Где до Гагарина отучилось триста с лишним Героев Советского Союза (в том числе персонажи фильма "В бой идут одни старики").
Где до них было красноармейское училище. А до училища красноармейского - кадетский корпус.
Тот самый, где будущий атаман Дутов учился.
Его потом Эйхманис ликвидировал. Был у меня такой персонаж в романе "Обитель".
Белые, красные, монархисты, коммунисты - все должны вписаться за оренбургскую "лётку". А то она разваливается.
Стыд несусветный творится, друзья мои.

(no subject)

Моя колонка редактора на "Свободной Прессе". Про беспредел демократов, Емельку Пугачёва и ФСБ оренбургское.

https://svpressa.ru/culture/article/260482/

От Емельки Пугачёва до Гагарина

О поездке в Оренбург


Был только что в Оренбурге.

Поразительно красивый, сохраняющий исторический облик город: сохранилось очень много старой застройки. Денег в местных бюджетах всегда было мало, и строительный бизнес — это чудовище новейшей России — не сожрал всё то, что уничтожено было во многих других городах — скажем, в Екатеринбурге, тем более, в Москве; да и не только, увы.

Но проблема, а если точнее — беда — там есть: здание бывшего высшего военного авиаучилища, в котором учился в числе прочих Юрий Гагарин. В городе это здание называют — «лётка».

Впрочем, исторически здание имеет историю, уводящую далеко за пределы гагаринской судьбы.

В этом мощном и убедительном комплексе — между прочим, первом многоэтажном здании Оренбурга, — в XIX веке располагался кадетский корпус.

Учился там, будущий казачий атаман Дутов — одна из икон «белого движения». Для меня, что скрывать, это по-своему, как бы сказать, не чужая фигура. Центральный персонаж моего романа «Обитель» — начальник Соловецкого лагеря Фёдор Эйхманис — до того, как попал на эту должность, работал в чекистской разведке и занимался как раз ликвидацией Дутова. И ликвидировал его.

Эйхманиса я описал, а Дутова — нет; так что, странным образом чувствую себя перед ним в своеобразном долгу.

После революции в здании сначала был полковой красноармейский штаб, затем — красногвардейское училище, поставлявшее стране красных офицеров. Следом здание было переоборудовано в лётное училище (с 1927 по 1993).

Лётчики, как известно, были элитой не просто Советских вооружённых сил, но вообще — элитой всей страны. То был золотой век «лётки».

Оренбургское лётное упоминается в культовом фильме «В бой идут одни старики»: когда герой актёра (и режиссёра фильма) Быкова спрашивает новобранцев где, мол, проходили учёбу, — они отвечают: «В Оренбургском лётном».

Но в 1993 году выяснилось, что лётчики стране больше не нужны.

И «лётку» оставили тихо умирать, тем более, что выглядела она тогда отлично.

Стоит вспомнить, что всего в «лётке» отучилось тридцать тысяч человек, причём 351 выпускник получил звание Героя Советского Союза, а десять из них — дважды Героя; не считая огромного количества награждённых всеми иными наградами за бессчетные подвиги. Но если только по награждённым звездой Героя замерять, выходит, что каждый сотый выпускник заработал это звание! Показатели близкие к аномальным.

Гагарин же вообще сказал, что Оренбург подарил ему «крылья и семью». Он действительно не только отучился в том городе, но и женился ещё.

За годы славы и достатка в этой «лётке», понятное дело, кто только не бывал, — из числа советских артистов и разнообразного высшего начальства. Перед нами воплощённая история полутора столетий — там один музей можно создать, а несколько — и всей страной туда ездить с поклоном.

«Белая» история, «красная», монархическая, советская — всё там воедино слилось.

Однако положение в которых «лётка» пребывает последние десятилетия — иначе как вопиющим не назовёшь.

Здание рушится, трескается, периодически то затапливается, то горит.

Характерно, что рядом с «лёткой» выстроено мощнейшее здание местного ФСБ: ну а что — самое красивое место в Оренбурге — вид на Урал, на одной площадке памятники Чкалову и Пушкину, набережная, — где ж элите новых дней обживаться ещё.

Правда, при строительстве здания ФСБ по зданию «лётки» пошли трещины; но это ничего, так бывает.

Вид на эти два здания, в известном смысле, симптоматический по нашим временам: уходящая натура, осыпающаяся на глазах — и натура новая: самодовольная и крайне убедительная.

Деньги на постройку роскошного представительства службы безопасности нашлись, а на поддержание «лётки» в человеческом виде — не находятся никак.

Я зашёл внутрь «лётки! и ужаснулся: дыры в полу, дыры в потолке, ужас и разор.

Домовая церковь, бывшая в здании — уже разрушена.

С потолков свисают сталактиты от протекающей воды.

Оглянуться и разрыдаться.

Был в тот же день у губернатора Оренбургской области — спокойно поговорили: он в должности немногим более года — и всё это ему досталось в наследство, с которым ещё непонятно как разбираться — денег «лётка» требует огромных, которых у области просто нет.

Десяток-другой-третий миллионов на то, чтоб начать консервацию здания уже выделили — какие-то работы проводятся, но… Скорей, конечно же, надо работать — а то ещё год-полтора, и консервировать будет нечего.

А то и меньше.

Безусловно, что и Министерство обороны, и Роскосмос должны бы проявить хоть какой-то интерес к судьбе «лётки». И первых, и вторых его судьба напрямую касается.

Что до соседей из ФСБ — их «лётка», может, и не касается напрямую — но если б и они подключились на общественных началах к спасению здания, тоже беды бы не было.

Ресурсы и возможности у них в избытке имеются.

Только не надо мне рассказывать, что реставрация архитектурных памятников в компетенцию ФСБ не входит. Чтоб дворец себе отстроить — компетенции нашлись.

…обходя здание «лётки», добрели мы до мемориальной доски Юрию Гагарину, размещённой на углу. Прямо под гагаринским ликом, на метр ниже — висит роскошная реклама местной кальянной. Ох, ох. Придёшь на 12 апреля цветы первому человеку в космосе положить — и вот к рекламе кальянной и возложишь.

Это наше время, это наши дни.

Бесстыжее, что и говорить, время. Бесстыжие дни.

Сейчас, скажут нам, вообще не до «лётки» будет: вирус третирует мир.

Да ну: вот как раз нынче как раз самое время подумать о том, что оправдает нас за всё, что успели натворить.

В сытые дни быть бережным к памяти — куда проще.

Исхитриться бы в суетные и бедные дни остаться людьми.

Если спиной к «лётке» стоять — виден другой берег Урала. Два с половиной века назад с того берега город штурмовали пугачёвские бунтовщики.

Ни на что не намекаю.

Но всё-таки: не доводите до греха.

Именно эта картина должна являться разнообразному местному руководству: вышел на бережок воздухом подышать — а с той стороны пугачёвцы: вилы вздымают, сабли наголо держат, пушки заряжают.

Работать надо, работать. А то придут.

(no subject)

Император, конечно, деспот, а Крым ворованный. Тем не менее, вот Нью-Йорк таймс грустит: «Из-за западных санкций Россия встретила пандемию во всеоружии».
'Москва вступила в кризис, имея в активе внушительные финансовые резервы, компании, практически свободные от долгового бремени, а также фактически самодостаточное сельское хозяйство'.
'Россия находится в несколько лучшем положении по сравнению с другими странами по причине ее опыта, санкций и резервов'.
'Российские компании ответили на [санкции 2014 года] погашением долга, что привело к тому, что за шесть лет показатель государственного и корпоративного долга перед нерезидентами упал'.
Как Марго Симоньян написала (снова беременная! умница, уважаю!): «Этот Нью-Йорк Таймс сломался, несите следующий».
Митя Глуховский грустил в 2014 году: «Россия превращается в самую большую одиночную камеру в мире». Фантаст. Наперёд все видит. Предупредил о катастрофе.

(no subject)

Это не о браваде.
Это так, за жизнь.
Я не отменил ни одну поездку. С утра я отправляюсь на все три свои работы поочерёдно. Я общаюсь в день примерно с сотней людей, и хожу на ланч в любимый ресторан - он близко к работе, а больше тут кормить меня некому - семья далеко, сам же я не настолько себя люблю, чтоб готовить себе.
Вот уже неделю я ем в ресторане один. Неделю назад они сказали мне, что у них минус 60 процентов посетителей, три дня назад - что минус 90. Сегодня - что минус 99.
Я выходил сейчас, они очень спокойно и с большим достоинством людей, переживающих полный кризис, сказали мне: «Спасибо, что не покинули нас в эти трудные дни».
Я сразу вспомнил, как чаще всего именно по этой причине шёл сам и всегда вёл кого-то из бойцов в донцекие, часто почти пустые или совсем пустые рестораны. Все это время я неплохо зарабатывал на книгах, у меня были, у меня есть мои деньги, я их трачу. Мне хотелось как-то поддержать не только свой батальон (четыре месяца я его содержал только на свои деньги), донецких пенсионеров и сирот (100/200 тысяч своих отдавал в фонд каждый месяц в течение года), но и полуживых а финансовом смысле ребят, содержавших прекрасные донецкие кафе.
Десятки раз мы прямо из ресторана уезжали на передок. Это придавало особый шарм происходящему: щас вот здесь, а через 30 минут будем там.
Десятки раз с передка заезжали туда, крайне весёлые и возбужденные.
Собственно, потом я прочитал тысячу раз в блогах блядей, из которых 990 до Донецка не доехали, и рубля на гуманитарку не дали, что Прилепин не вылезал в Донецке из ресторанов.
Да, они правы. Бывал.
Впрочем, в тех местах, где я ещё бывал, они меня не видели. Потому что сами там не бывали никогда.

(no subject)

Как и в случае с Крымом (до этого - с Олимпиадой, а после этого - с Сирией) тысячи людей снова затаились, и ждут повода, чтоб заорать: «Все грооооохнулось! Они всех нас угробят! Эта тупая деспотия восточная! Эта мразь милитаристская! Эти фанфароны и фельдфебели! Маааасок нет! Праааавды нет! Ничего нет! А мы предупреждаааааали!»
Читают, читают, читают новости: ну когда же? Ну когда?!? - челюсти уже сводит от желания заорать. Пальцы над клавиатурой которые сутки занесены, и ни хера, - нет пока реального повода обрушиться этим пальцам на клавиатуру и строчить, строчить, строчить.
Милые. Ненаглядные.

(no subject)

Меня воротит от российской демократии и либерализма с 1991 года примерно. С 1996 года я об этом пишу. Все эти годы я, как заводной, повторял: «Твари, где наша авиация, космос, станкостроение, машиностроение, электроника, здравоохранение, наука, образование, демография, культура....?»
Двадцать пять лет подряд в ответ на эти вопросы они хохотали нам, мне в лицо. Они говорили: по совку соскучился? Какое тебе станкостроение, какой космос, какое здравоохранение? Все сдохло! Твоя страна сдохла, и там не было ничего - ни науки, ни авиации! Ни! Че! Го!
За четверть века я привык к этим речам. Я перебрал все доводы в спорах и смирился.
Но я точно не ожидал, что доживу до того дня, когда либералы спросят у меня: «Где наша авиация, космос, станкостроение, машиностроение, электроника, здравоохранение, наука, образование, демография, культура....? Вы погубили все это, твари!»
И я стою, оглушенный. Это, блеять, фокус.

(no subject)

Вот. Пишу министру. Надеюсь на взаимопонимание.

Московское областное отделение ВООПИиК

Руководитель проекта "Добровольцы культуры" ОНФ, писатель Захар Прилепин обратился к министру культуры Ольге Любимовой по вопросу сохранения объектов культурного наследия, аттестации недобросовестных экспертов и ситуации с т.н. "черными" экспертизами.
В письме указывается, что выправить ситуацию в очень сложном и запущенном хозяйстве ОКН в короткие сроки невозможно, однако есть вопиющие проблемы, которые решаются обычными административными мерами.
Одна из них – работа недобросовестных, т. н. «черных» экспертов, в силу разных, как правило, субъективных обстоятельств, приговоривших к гибели многие памятники на территории России.
Приводим выдержки из письма:
"Очень прошу Вас отнестись внимательно к обращению наших товарищей и коллег из Московского областного отделения ВООПИиК относительно эксперта О.Н. Карандашовой, вопрос переаттестации которой в настоящий момент решается министерством. За последнее время общественники уже обращались в Минкультуры по вопросам аттестации экспертов Т.П.Кудрявцевой, О.Г.Новиковой, Л.А.Траскунова и других, чья, прямо скажем, разрушительная деятельность вызывает вопросы у людей, много лет искренне борющихся за непреходящие национальные ценности. Однако позиция защитников наследия не была услышана руководством профильных департаментов министерства.
Надо сказать, что проблема здесь гораздо шире действий одного или нескольких недобросовестных специалистов. «Черные» экспертизы – целая индустрия, запущенная многочисленными группами бизнес-интересантов и бывшими сотрудниками министерства, находящимися сейчас под следствием. Поэтому я считаю необходимым учитывать мнение градозащитного и экспертного сообщества при аттестации экспертов, а также внести изменения в Положение об экспертизе и Положение о порядке аттестации экспертов, предусматривающие возможность досрочного лишения экспертов аттестации за недобросовестные экспертизы, нарушение закона, недостоверную информацию, подлоги и фальсификации данных об объектах.
Предлагаемые в настоящее время Минкультом изменения привязываются не к реальным фактам и обстоятельствам недобросовестной деятельности «черных» экспертов, а к позиции региональных органов охраны наследия, которые часто выступают заинтересованной в уничтожении памятников стороной. Такие изменения не помогут лишить аттестации недобросовестных экспертов, зато дадут возможность для лишения аттестации наиболее порядочных и принципиальных из них.
Также, на мой взгляд, очень важно внести в законодательство уголовную и административную ответственность эксперта за недостоверное содержание и выводы экспертизы, особенно если они повлекли повреждение или утрату охраняемого объекта. Сейчас, к сожалению, ответственности не предусмотрено.
Буду рад, если у нас, сейчас и в дальнейшем, получится конструктивная работа по вопросам, связанным с охраной культурного наследия. Хотелось бы обратить ваше внимание на сохранение исторических поселений, защиту культурных ландшафтов и зон охраны, спасение гибнущих церквей и памятников архитектуры в провинции, которым требуются срочные противоаварийные работы".

(no subject)

Налетели такие смелые люди на мои посты про либералов и эдак гордо спрашивают (поймали за руку, глядикась-ка) - вот ты либералов хаешь, а кто у нас у власти? У власти-то - Путин! Ну, Захар? Чем крыть будешь? Значит, царь хороший, а бояре плохие?
Дети мои.
Дело не в царе и не в боярах.
Хотя, впрочем, и в них тоже.
На пальцах объясню, чтоб понятнее было.
Вот сегодня у власти, пунктирно: (Путин), Лавров, Шойгу, новый министр культуры, и ещё пара человек той же масти, и даже Глазьев с Михалковым в советниках ходят. И Рогозин в Роскосмосе. И Бабич всегда на подхвате, со своими имперскими замашками.
И, наряду с ними, вся прочая братия, извините, если кого обидел, или причислил к братии огульно.
Но происхождение большинства этой братии всё равно одно: пресвятые 90-е, и все понятия их - тоже оттуда.
Либералы оне? Ну, скорей, да. По психотипу и генеалогии.
Кудрин у них фамилия или Греф, не так важно, я всё равно их не отличаю друг от друга.
А завтра будут во власти, - ну, навскидку, фамилии можно тасовать, - (Непутин), Ходорковский, Касьянов, Явлинский, Андрей Козырев, Илья Яшин, Гудков-младший и Гудков-старший. Так или примерно так.
И Кудрин с Грефом, кто-то из них, или оба, я всё равно их не отличаю друг от друга.
А в советниках будут ходить Илларионов с Богомоловым. И Любовь Соболь ещё.
Расклад нам пока только такой навязывают.
Есть, конечно, Грудинин и полковник Алкснис, нацболы, Костя Сёмин и Макс Шевченко - но их к поединку не подпускают, и в качестве оппонентов не рассматривают.
Увы, но всё так. И я даже не уверен, что Грудинин всерьёз себя оппонентом считает. Надо спросить у него при случае.
А вот кого рассматривают в качестве оппонентов - и кто в борьбу с "режимом" вкладывается всеми силами - при их виде только креститься хочется.
И если ты говоришь: нет, спасибо, не хочу их - тебе сразу в ответ: а-а-а, ты за коррупцию, продажу Родины, жён и тёщ за рубежом, тройное гражданство и кумовство!
Да нет.
Я просто их физиономии видеть не могу больше.
А кумовство, коррупцию и прочее скотство я ненавижу побольше вашего.