March 17th, 2020

(no subject)

Как-то стремительно в воздухе созрело чувство, что вот-вот все лопнет, и всякий, кто давно мечтал перестать быть человеком, перестанет им быть. И таких вдруг окажется много. Одна искорка, и как саданет. Помните, пожалуйста, что во все времена: когда приходила на Русь Смута и люди жрали друг друга, и воцарилось предательство, и всюду была пустошь, когда приходил мор великий, и лежали зачумленными города, когда приходил глад небывалый, и была смерть - все прекращалось однажды, и оставалось: слово о полку Игореве, сельская церковка, имена предков, имя Родины. Даже тогда. Начнёт казаться, что ничего этого нет, а есть только хаос и ужас. А это тебя нет, не осталось. А остальное все есть, и пройдёт сквозь всякий огонь. Жизнь прорастет и явится, ребёнок засмеётся, сельский Батюшка пойдёт службу служить. Все наладится. Дождись этого дня человеком, человек. Тем более, что ничего ещё не началось. Суета одна. Беда и пера не обронила ещё.

(no subject)

Если все пойдёт как пойдёт, через 2-3 недели рухнет пара европейских экономик, и там будет хаос. Мы простоим чуть больше, но не надолго. Хотя, в сущности, рационально, мы могли бы потянуть, да и все могли бы. Но когда все только ждёт, чтоб посыпаться - это заразно. Лучше всех, кажется, будут себя чувствовать в Северной Корее. Мобилизационные общества - они поустойчивей. Короче, явилась простая мысль, что второй недавний выход Терешковой в космос был даже не запасным планом, а почти спонтанным, неожиданным для всех, в том числе для его авторов: кто-то принёс справочку о том, что будет (может быть) на планете через месяц, и решили подстраховаться. А то потом некогда станет. Всем.

(no subject)

Первыми умрут мемасики. Умрут снисходительность, скепсис, привычка иронично цедить всезнающие слова. Все эти комменты по типу «достали, клоуны», «цирк» умрут, привычка постить демотиваторы, писать «гы-гы». Топовые запросы в яндексе будут «соль», «чеснок». Туалетной бумагой, запасенной на три года, будут костры разжигать. Горит она херово. Можно было что-нибудь нужное купить, но вот бумаги накупили на половину последней зарплаты. «Нахер ты накупил этой бумаги, идиотина?» - “Все покупали, и я купил! Откуда я знал?!»

(no subject)

Какое хорошее, разумное выступление Кадырова Рамзана про коронавирус. Насколько убедительней в дни тревоги выглядят люди, которые в дни покоя раздражают просвещенных, высокоморальных людей. Какой трогательный хайп ловят по поводу Кадырова люди без имён и лиц. Вообще вполне вероятно, что снова в цене будут охотники, ополченцы: короче, всякое отребье, которое едва умеет пользоваться соцсетями, зато может зверька застрелить и разделать, спать на открытом воздухе, окопы рыть, ногти зубами стричь. Не поддаваться психозу. Понимать откуда, из чего стреляют и попадут ли. Интересное могло бы время настать. Но, даст Бог, минуем.

(no subject)

Сейчас самый ходовой тренинг мог бы стать: выживание в городских условиях. Вместо барбершопов и курсов менеджмента, все туда поспешат скоро. И, да, чуть не забыл. Девушки из высшего общества, высокопородные гуманистки, силиконовые птицы, фемочки и лично Ксения Анатольевна Собчак выбирать себе спутника жизни будут по ставшему ещё в прошлой жизни привычным для них тестированию: «Ответьте прямо! Вы людей убивали?» - «Ну... всякое бывало». - «Ой, ну, наконец-то. Давай на ты? У тебя, знаешь, такие руки красивые, я сразу это заметила!»

(no subject)

Очень волнуюсь, как там в Италии, в Иране, в Испании с правами геев. Нет ли нарушений? Все от случаи харассмента успевают фиксировать? Принимают ли на работу трансгендеров? Нельзя забывать о самом главном.

(no subject)

Учитывая то, что одна половина голливудских проектов уже закрыта, а вторая скоро закроется, тема харассмента приобретает необычайную актуальность. Десятки, сотни, а затем тысячи голливудских актрис будут втайне писать старине Вайнштейну письма в тюрьму. Он станет своеобразным киношным святым, символом удачи. Маленькие его портретики будут носить на груди. «Дедушка, даруй мне роль, благослови из заточения! Пусть меня возьмут хотя бы в массовку. В тех трёх фильмах, что будут сниматься в следующем году». (Массовка - это когда в кадре на американской заправке заправляются сразу две машины).

(no subject)

Конечно же, есть своя мистика в том, что Дел ушёл, когда начал сыпаться весь этот единый европейский глобальный мир, который он презирал. Дед был моим учителем и огромной мобилизующей силой для меня. Мне хотелось, чтоб он видел меня, наблюдал за мной. Мне хотелось победить и принести ему победу, как в каком-то смысле - отцу. «Отец, ты ругался, но я сделал это». Без него мы - сироты. Я очень его любил. Дед, ну чего сказать. «Будем работать - будем жить». Он любил эту чеченскую поговорку.