February 10th, 2020

(no subject)

Купил в Париже антологию главных поэтов начала ХХ века на французском. Во-первых, ужасно нравится, как они книжки издают. Никаких наших золотых вензелей. Во-вторых, что ты ни делай, а четыре главных русских поэта - приняли революцию. Дела.

#книги #есенин #маяковский #блок #большевикипогубилироссию

(no subject)

Сегодня день рождения Хаски. Моего друга Дмитрия Кузнецова. Рэпера из Улан-Удэ. Человека, сделавшего себя. Персонажа романа "Некоторые не попадут в ад". Он дико одарённый. И, тут раз сто спрашивали: песня "7 октября" мне нравится. Как песня - она замечательна. Безусловно. Постоянно слушаю её в машине. Но поставлю вот эту нашу старую добрую работу. Ставшую одной из ста тысяч причин массовых обвинений меня в экстремизме.

(no subject)

Особенно вот этот отзыв тронул (Митя Ольшанский) по поводу меня и дел моих нынешних и прошлых: "Когда нужно было говорить, нет, кричать о том, как живут пенсионеры в Донецке, как обращаются с несчастными людьми те, кто взял на себя ответственность за них, - Захар Прилепин занимался там рэпом и сотрудничал с деятелями, которые в том же месте и в те же годы быстро стали миллионерами".

Итак, по сути. Когда "нужно было говорить, нет, кричать о том, как живут пенсионеры в Донецке", Захар Прилепин сел на свою машину, собрал команду из восьми мужиков и сделал несколько десятков рейдов по всему Донбассу, развезя гуманитарку тысячам людей, и истратив на это, в числе прочего, сотни тысяч собственных денег.
В то время, как Митя Ольшанский, сидя в Москве, "говорил, нет, кричал", как сдают Донбасс и неустанно клял Захарченко.

Потом Захар Прилепин создал фонд помощи Донбассу, в котором ни разу за годы его существования не получал зарплату, хотя имел право и помог тысячам людей ещё, разместив в своих блогах тысячи постов на эту тему.
ВКонтакте в конце концов забанил меня за эту деятельность, и я потерял огромное количество подписчиков.

Так же Захар Прилепин провёл один (ОДИН) рэп-фестиваль в Донецке. Чем собственно горжусь. Потому что, во-первых, надо работать с молодыми, а во-вторых - музыка нужна во все времена, а на войне особенно.

Что до донецких миллионеров, с которыми я "сотрудничал" - то сотрудничал я только с Александром Захарченко, от всех донецких финансовых дел держался в стороне. С Александром "Ташкентом" Тимофеевым общался исключительно по военным делам: для обороны республики этот человек сделал очень много, батальону моему он передал огромное количество действенных вещей, которые очень нас выручали в трудные минуты.

Собственно, всё.
Какой ты, Митя, чудесный, ласковый, говорливый, тонконогий. Будь здоров.

Ниже по ссылке лица ещё тысячи стариков и детей, которым мы помогли, пока Митя "говорил, нет, кричал". 26-й отчёт о нашей работе.

https://xn--80aamj6afn6ag.xn--p1acf/f26.html

(no subject)

Сегодня день рождения Матвея Блантера.
Гения, рекордсмена по количеству народных песен сталинской эпохи - наряду с Дунаевским, Соловьёвым-Седым и Анатолием Новиковым.
По ссылке - лучшие его песни и пара моих заметок о нём.

https://zaharprilepin.ru/ru/mp3/sovetskaja-pesennaja-klassika-stalinskij-period/matvej-blanter.html

(no subject)

Критик Денис Епифанцев как бы препарировал меня. Но, на самом деле, конечно, себя. Спасибо, Денис. И ты тоже будь здоров. Следи за википедией. Уже скоро. Уже послезавтра. Итак, цитата.

"Как будто Захар Прилепин понимает (чувствует?), что его книги не имеют никакого значения, и когда он исчезнет, через пару лет даже из википедии удалят страницу с его именем.
Через несколько лет после того как началась война на Донбасе, в общественном пространстве стал робко возникать вопрос: а будет ли русскоязычная литература осмыслять эту войну. Уже в тот момент было понятно, что лучшей книгой об этих событиях станет подробное описание финансовых потоков – кто, кому, когда и как было потрачено. Чуть позже стало очевидно, что к этому строгому учету должно добавить описание живодерских подробностей – смотрите на что способны люди за деньги".

То есть, я верно понял, что мы там были за деньги, и мы были живодёрами?
И, что характерно. Вот, с одной стороны, есть я, и все им перечисленные персонажи книги - всякие там ополченцы, чьи позывные он старательно путает; а с другой стороны - есть сам Денис и его друзья: и мы как бы люди одной страны, быть может, даже представители одного народа.
Но, Господи: я ничего к нему не чувствую. Он просто чужой человек. И мне, и всем моим мёртвым.

http://www.natsbest.ru/award/2020/review/zahar-prilepin-nekotorye-ne-popadut-v-ad/