November 17th, 2019

(no subject)

Это наша общая победа.
Отличная новость.
Спасибо всем причастным.
Николаю Любимову, губернатору Рязанской области, благодарность и дружеский привет.

https://62info.ru/news/vlast-i-politika/46292-ryazanskoe-pravitelstvo-vyigralo-delo-o-granitsakh-eseninskoy-rusi-v-verkhovnom-sude-/?fbclid=IwAR0vssdhvcdUmqPMwqj0B_zgx-NEu9kz_Rkh78Pg8sqtP4Zx1xOACRv4KAg

(no subject)

К слову о рязанских делах. Которые мне, как человеку, родившемуся 44 года назад в рязанской деревне и проведшему там детство и юность, и где по-прежнему стоит мой родовой дом - мне, сами понимаете, не чужды.

В Рязани закрыли филиал института культуры, здание института признали аварийным. Собрались и вынесли приговор: институт ликвидировать. Часть студентов перевели к себе в московский филиал института культуры в Долгопрудном, часть перевелась в Тамбов, часть еще куда-то. Сейчас по пустому вузу ходит комиссия и разбирает остатки ценного имущества - костюмы описывает, макеты с факультета дизайна, книги, аппаратуру... Эта история, конечно, удивляет: ну кому мешал этот филиал? ВУЗ работал, преподаватели за мизерную зарплату несли культуру в массы, студентов на момент ликвидации было 400 человек, а это будущие библиотекари, преподаватели хореографии, дизайнеры, большинство выпускников работало с детьми. То есть по оптимизаторской логике, не нужны рязанским детям ни хореографы, ни библиотекари, ни преподаватели в художественные школы. И понятно, что никогда больше не будет четырехсот студентов из Рязани, которые поедут за 500 км в город Долгопрудный поступать в столичный филиал.
Отдельная история с «аварийным» зданием института, которое по мысли ликвидаторов, нужно кому-то продать. Кто же купит аварийное здание бывшей партийной школы, спроектированное, как учебное заведение, какой коммерческий интерес может быть у такого странного инвестора?
Сейчас по поручению губернатора Любимова – руководителя, как мне кажется, дельного - власти пытаются спасти преподавателей, открывают специализации в других вузах, минимизируют потери для наших земляков. Но в нашей иерархической системе клерк федерального ведомства может единолично определять решения, чреватые в провинции очередными невосполнимыми потерями, никак не объясняя природу этих диких «оптимизаций».

Всё это порой, право слово, иногда отдаёт каким-то колониализмом.

(no subject)

Из интервью Дмитрия Быкова:
- А вот Прилепин....
- Ой, давайте не будем о мертвых. Для меня этот человек духовно мертв.

Дима. Ты духовно жив. Будь спокоен.
На самом деле, Дима был неоднократно пойман за годы крымских и донбасских событий за свой трепливый, говорливый, неуёмный язык. В связи с этим он, конечно же, не желает слышать никаких вопросов о Захаре Прилепине (которые ему настырные журналисты постоянно задают). Поэтому пусть я буду мёртвый, и тогда все вопросы снимутся сами по себе.
Либералы вообще любят, чтоб их оппоненты были как-то помертвей. Они тогда чувствуют себя поживей.
Ну, ничего.
Как говорил Александр Захарченко, «мы и мёртвые к вам придём».
Мёртвые, к тому же, как известно, сраму не имут.
Чего о некоторых живых не скажешь. Некоторые живые просто не имеют стыда. А это несколько иная история.