August 28th, 2019

(no subject)

НОВОЕ СЛОВО В БАНОВЕДЕНИИ

Я всё думал, а когда у меня кончатся баны за все фотографии Захарченко и Моторолы в ФБ, а так же за слово на букву "х" - когда, короче, украинский сегмент управления Фейсбуком исчерпает все свои возможности - что они будут делать?
И сегодня узнал что.
Итак, мне пришло сообщение об очередном бане на 30 дней.
(Это четвёртый бан за год - то есть, четыре месяца самая свободная социальная Сеть мира держала меня взаперти).
Из года в год, оповещая о бане, мне показывали фото (как правило, военное) или комментарий за который я забанен.
Но сегодня тупо написали: "ПОХОЖЕ, ОДНА ИЗ ВАШИХ ПУБЛИКАЦИЙ НАРУШАЕТ НОРМЫ СООБЩЕСТВА. ВЫ ЗАБЛОКИРОВАНЫ НА 30 ДНЕЙ".
"Одна из". "Похоже".
А что за публикация-то?
Секрет!
Прекрасно же.
УБЕДИТЕЛЬНАЯ ПРОСЬБА НЕ ПИСАТЬ МНЕ В ЛИЧКУ ФБ: ТАМ ЗАБЛОКИРОВАНА ВОЗМОЖНОСТЬ ОТВЕТА.

Я на связи здесь:
https://vk.com/id424612876

Все новости здесь:
http://zaharprilepin.ru/

Официальное сообщество здесь:
https://vk.com/zaharprilepin

(no subject)

МНЕНИЕ
Роман Исаков

http://gorod-812.ru/kratkiy-kurs-noveyshey-russkoy-literaturyi-dvadtsat-knig-za-dvadtsat-let/

Коротко о литературном процессе 1995-2015 годов. Три писателя национального масштаба. Это когда писатели первого ряда обрели широчайшую известность. Пелевин, Сорокин и Прилепин.

Пелевин с Сорокиным выпускали по книге в один-два года. И шли ровно, то один чуть опережал по количеству художественных открытий, то другой. Виктор Пелевин составил энциклопедическое описание современной России. Применив для этого прием «айсберга». Когда факты и события описываются так, что видимую часть реальности объясняет фантастический по сути «подводный» вымысел.

Владимир Сорокин стремился к созданию типичной матрицы организации общества. Его произведения – о том, что быть уникальным невозможно. Мы все определяемся культурой. Отсюда всякие фантастические сюжеты, которые только подчеркивают, что за рамки определенных обществом границ не выйти.

По выходным данным обоих авторов можно составить представление о том, какие тиражи возможны у лучших книг при успешной рекламе умного чтения. Это, ни много ни мало, около 50 тысяч тираж бы мог быть у книг.

А вот еще третий национальный писатель. Захар Прилепин. Сначала стал известен как автор из группы так называемых «новых реалистов», которых под таким названием раскручивала критика в конце нулевых. Но потом, когда Прилепин приобрел уже чрезвычайную известность, «новый реализм» забылся. Так стало ясно, что только как фон для Прилепина он и был придуман. Начинал Захар со злых, агрессивных и небрежно написанных книг («Санькя»). Потом стал писать как добротный беллетрист. Гладко, но обыкновенно. И уже только потом, проведя обширную общественную работу борца за правду, смог написать «Обитель». То есть по праву заслужил имя не только выдающегося, а еще и известного автора.

(no subject)

"Боже мой, как стыдно! Наступает озверение! Люди гордятся тем, что проливают чужую кровь! Как стыдно, Боже мой!"

НАСТУПЛЕНИЕ

Та страна, что могла быть раем,
Стала логовищем огня,
Мы четвертый день наступаем,
Мы не ели четыре дня.

Но не надо яства земного
В этот страшный и светлый час,
Оттого что Господне слово
Лучше хлеба питает нас.

И залитые кровью недели
Ослепительны и легки,
Надо мною рвутся шрапнели,
Птиц быстрей взлетают клинки.

Я кричу, и мой голос дикий,
Это медь ударяет в медь,
Я, носитель мысли великой,
Не могу, не могу умереть.

Словно молоты громовые
Или воды гневных морей,
Золотое сердце России
Мерно бьется в груди моей.

И так сладко рядить Победу,
Словно девушку, в жемчуга,
Проходя по дымному следу
Отступающего врага.

Николай Гумилев