April 18th, 2019

(no subject)

ИЗ ПИСЕМ В ЛИЧКУ.
Публикую с разрешения автора письма.

«Кто-то пишет романы, а Он в них живет».
Он чувствовался через свои произведения, невозможно было просто прочитать вещь, а потом, вспоминая книгу, запамятовать фамилию. Нет. Он обрисовался сразу, вылепился из своих же строк, проявился на страницах характером, речью, героями, поступками. И мы с мужем зацепились, ухватились за человека, который создавал то, что волновало нас. Мы дарили друг другу книги, вспоминали веселые моменты из рассказов, переживали «Патологию», узнавали себя во «Грехе». Так жили, взрослели…а потом появился ребенок, и в этот же год родилась Прилепинская Обитель. Она вынашивалась Захаром не 9 месяцев, куда больше, но совпала с моим материнством, и меня накрыло. Как будто все пришло в одну точку, значимое громко и смело назвалось важным, а незначительное во всеуслышание – пустым.
Этот роман о Соловках со всей его историчностью каким-то образом оказывался абсолютно вне времени. Он развился на пласте Когда? Где? Кто?…но в основе своей нёс куда более глубокий вопрос «Что это было?» Это не Солженицынский ад, описанный другими словами, совсем нет – это фантасмагория жизни, которая ощутилась здесь много острее чем на материке, вскрыла с человека всю оболочку и оставила его абсолютно голым перед историей, судьбой, смертью, жестокостью таких же как он и святостью таких же как он. Соловки не как ад, но как путь русского человека на Голгофу, где многие не были еще так далеко и в то же время так близко к Богу. Роман о судьбах людей и судьбе народа в целом, о грехе и спасении, о культуре и упадничестве, о надежде и любви. Я почувствовала себя этим народом, почувствовала сильнее чем раньше, с болью, с отчаянием…чуть позже - с благодарностью, с Верой. Теперь я точно знала, что здесь и сейчас живет человек, который знает и напоминает нам: нужно помнить, нужно переосмысливать, нужно пытаться понять, нужно суметь принять. Принять нашу историю и себя в ней. Затем Украина и «Нечужая смута», «Взвод» и «7 жизней». Уже не было вопросов, мы текли вместе, рука об руку. И вот «Некоторые не попадут в ад». Название отозвалось мгновенно, написанное прочувствовалось еще не успев прочесться. Путь ополченца, как путь ко спасению. «Вы все так поняли»,- ответил Захар. Он был весел, когда говорил о Мариенгофе и имажинистах, вспоминал Есенина и истории из его жизни. Но, презентация его книги выудила нас всех из общества московских денди и бросила в реальность. Здесь и сейчас умирали люди и тут же становились историей. Историей, которая еще не закончилась, и свидетелями которой мы все являемся. Я ехала домой с тяжелым сердцем. Книга прожигала рюкзак, как позже обожгла и меня саму. Но от этих ожогов не теряешь чувствительность, лишь обостряешь её. Они отрезвляют, с ними отмирает все лишнее, и вот уже вновь видишь прозрачно.
Спасибо, Захару, что встряхивает нас, и всю замшелость нашу, и все малодушие.
С благодарностью. Юлия

(no subject)

Умная, как всегда, статья Колобродова.
Три мысли, которые особенно точны.

1
Время в романе вообще превращается в подобие бороды из лески на удочке незадачливого удильщика – где можно тянуть за любой конец в непрочной надежде распутать и разрешить…

2
Кустурицы вообще в книге много, не только в качестве персонажа – балканская атмосфера, праздничная, скитальческая, карнавальная и кровавая, оказалась соприродной фронтовому Донбассу и Захару на Донбассе.

3
Нереализованный политический сценарий – всегда фантасмагория; в этот разряд, увы, попали и проект «Новороссия», и проект «Малороссия», умножаясь в количестве, фантасмагорические сценарии составили роман-фантасмагорию. Но при подобном раскладе, не есть ли само существование независимых русских республик на Юго-Востоке Украины такой же фантасмагорией, осуществленной вопреки всему и уже не отменяемой?

https://vz.ru/opinions/2019/4/17/972831.html

(no subject)

Роль Иосифа Сталина в истории положительно оценивают 70% россиян, показал опрос «Левада-центра».
Сам Сталин, конечно, поработал на это.
Но вообще - это реакция на "перестройку", "демократию", МСГ, ЕБН, СПС, ЕдРо, и прочую нашу прелесть.
На буржуазию в самом широком смысле.
И на интеллигенцию в том числе.
Надо было постараться всем перечисленным, чтоб добиться таких результатов.

(no subject)

Моя новая колонка на "Свободной Прессе". Про Уасю.

https://svpressa.ru/society/article/230542/

Нонконформизм сытых

Вася Обломов будет чувствовать себя Высоцким, а пять или десять тысяч хозяев жизни — слушателями Высоцкого


Недавний, собравший уже миллионы просмотров и десятки тысяч лайков, клип Васи Обломова не столь интересен с точки зрения музыкальной или поэтической (совсем не интересен), сколько показателен для наших странных времён.

В этом клипе Вася Обломов сидит в компании известного (и очень успешного) журналиста Дудя, и рассказывает ему про свою тяжкую долю. Из рассказа мы узнаём, что Вася Обломов грёб бы бабло лопатой, если б пел про Донбасс и про Новороссию. Но он предпочитает жизнь свободного творца.

Йоу, как говорится.

Слова «Донбасс» и «Новороссия» Обломов произносит в том же контексте и с тем же чувством, как если б произносил слово «уборная» или словосочетание «мусорная яма».

У меня уже нет сил слезливо напоминать ещё и этому слегка бородатому юноше, что на юго-востоке Украины погибли тысячи людей, отстаивая свои вполне демократические права. Им просто хотелось быть русскими — ну да, бывают такие странные существа: Васе за так досталось быть русским, и его подташнивает от этого подарка судьбы, а другие умирают за это. Один из парадоксов новейшего времени.

Это ладно.

Тут другое куда отвратительней.

Миллионер Вася Обломов рассказывает миллионеру Дудю о том, что они оба живут в стране, где всё заточено на то, чтоб кормить милитаристскую, имперскую сволочь. Где государство поощряет и буквально обеспечивает баблом всякую слизь, катающуюся петь террористам и боевикам и славящую войну.

Это всё смешно, потому что государство этим не занимается вообще. Государству нет до этого никакого дела.

Я это говорю, как человек, который организовал и провёл самые крупные рэп и рок-фестивали на Донбассе.

Никаких государственных преференций, и более того — денег ни Юля Чичерина, ни Александр Дадали, ни Вадим Самойлов, ни Рэм Дигга, ни «Бах-Компот», ни «Зверобой», ни Хаски, ни Александр Скляр, ни «Калинов мост», ни Сергей Маховиков, ни Джанго не получали. В России в связи со своей позицией по Донбассу они имели только неприятности: в лучшем случае им незримые руководители культурных процессов ставят их поведение на вид, в худшем — вышибают из радио-ротаций и фестивальных площадок.

Напротив, самые благополучные, самые оплачиваемые российские артисты в глаза никакого Донбасса не видели и никогда там не окажутся. Себе дороже обойдётся.

Ни один «новогодний» артист, кроме, кажется, Олега Газманова, к Донбассу и на сто километров не приближался.

Обратите внимание, что в недавно созданном комитете по культуре при Госдуме никого из перечисленных мной артистов нет, зато Андрей Вадимович Макаревич, известный своими убеждениями противоположного толка — есть. Мне не жалко, пусть он там будет — я просто всерьёз не понимаю, о чём поёт Вася.

Может, он болеет, наш правдолюбивый, наш бесстрашный?

Это такой перевёрнутый мир нас настиг.

Действительно бесстрашная Юля Чичерина — на своей машине, за свои деньги — ездит по десять раз в год в Донецк и даёт там на передовой — в самом буквальном смысле на передовой, метров за семьсот от «той стороны», — концерты, но бесстрашным у нас в глазах миллионных продвинутых масс выглядит стригущий, как лишай, бабло Вася Обломов, вот совсем-совсем не боящийся страшной репрессивной машины. Набрав слюны, он плюёт в слово «Новороссия» — но этого слова само государство боится, как огня, и давно предпочло забыть.

Шоу-биз и «культурная политика» в России построены таким образом, что в зону риска попадают люди с, прошу прощения за патетику, патриотической гражданской позицией. Короли эфирной сетки даже слова такого «Донбасс» в губах не держали.

Но прогрессивным правдорубам мало такого положения вещей.

Они вполне успешно вымазали свои красивые лица маслом, сметаной и салом, но им ещё хочется при этом выглядеть борцами, узниками совести, страдальцами.

Собственно, до их самоопределения мне дела нет никакого. Пусть воображают из себя кого угодно. Печалит разве что, когда дети — от 12 до 32 (это средний детский возраст в России и аудитория Обломова, и Дудя) — на это покупаются.

Дети во все времена любили Че Гевару. Но только в наши дни сытые коты стали напяливать на себя маску зверски убитого «террориста и сепаратиста» (в их нынешних понятиях), и орать блудливыми голосами куплеты про свою неслыханную свободу.

Вася Обломов — не от большого ума это делает, конечно. Он обычный, ни черта не соображающий, пошляк.

Но когда воинствующих пошляков — миллионы, это как-то даже скучно.

«Улитки шли, похабно изгибаясь…».

Завтра Вася совершенно спокойно соберёт во враждебном, милитаристском, угарном рашкостане самый большой, самый элитный зал, на концерт его придут самые богатые, самые достойные обитатели самых лучших московских квартир и подмосковных дач — и будут хором петь про зверьё Донбассе, то есть, про людей, которые пятый год живут на шесть тысяч рублей в месяц под звуки ежедневной канонады, или воюют за шестнадцать тысяч рублей в месяц, становясь калеками и умирая.

И Вася Обломов будет чувствовать себя Высоцким, а пять или десять тысяч хозяев жизни — слушателями Высоцкого.

И чего с вами делать теперь? Удавиться только можно, на вас глядя.

Вы думаете, это вы хотите революции? Когда придут те, кто хочет революции, вы взвоете. Молитесь на ваш Кремль. Это ваша личная охрана, невменяемые вы дети.

(no subject)

ИЗ ЛИЧНОЙ ПОЧТЫ.
ПУБЛИКУЕТСЯ С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА.

Уважаемый Захар,
я хотела бы рассказать вам об очень важном для меня человеке - моем прадеде.

Виталий Александрович Закруткин – писатель, автор книг «Матерь человеческая», «Кавказские записки», «Сотворение мира», военный корреспондент, ученый, филолог. За свои произведения он был удостоен Сталинской премии и Государственных премий СССР и РСФСР.

Очень трудно рассказать о Закруткине в трех предложениях, сухих и достаточно официальных. Кто для меня Виталий Закруткин? Целый мир. Прекрасный ученый-филолог, пушкиновед, ставший в 27 лет заведующим кафедрой в Ростовском педагогическом институте. Арестованный в 37 году Закруткин был чудом оправдан. После освобождения одновременно с работой в институте пишет свой первый роман - "Академик Плющев" и книгу-предупреждение «Коричневая Чума».

В 1941 году, когда немцы подступали к Ростову, Закруткин добровольцем ушел на фронт. Военным корреспондентом прошел всю войну, участвовал в битве за Берлин. Получил под зданием Рейхстага от маршала Жукова орден Красной звезды.

После войны, бросив все – работу в институте, светские знакомства, жизнь в городе, уезжает в станицу Кочетовскую, в которой умер в 1984 году. Оставаясь беспартийным, на протяжении многих лет Закруткин был депутатом, помогал людям, отстаивал свои убеждения и никогда не боялся говорить правду, говорить честно и открыто.

Почему я вам об этом рассказываю? Я хочу сказать вам большое спасибо.
Спасибо за то, что вы не боитесь быть в оппозиции нашему псевдо-культурному обществу. За то, что Вы говорите открыто о вещах одновременно простых и сложных, вы говорите о любви к родине, о войне и уважении к памяти. Спасибо за то, что заставляете думать о будущем. Именно о таких вещах писал мой прадед, за это он воевал, ради этого он жил и работал.

Читая ваши книги, я невольно провожу параллель между вами и прадедом. И Вы и дед, сыновья учителей, книжные мальчишки-филологи, горячо любящие свою страну, добровольно ушли на войну, вернулись живыми, не смогли забыть все пережитое и рассказали об этом нам. С разницей в 70 лет вы пишите и говорите, дополняя друг друга и замечательно, что вас, Захара Прилепина, слышат и слушают.

Когда смотришь ваши передачи, читаешь ваши книги, начинаешь думать о том, что может быть еще не все потеряно, и мы в силах измениться к лучшему. Появляется вера в то, что не все великое и хорошее ушло с нашими дедами и прадедами. А вдруг и мы на что-то сгодимся?


С уважением,
от всей семьи Закруткиных
Светлана Закруткина.

P.S. Надеюсь, книга «Некоторые не попадут в ад», которая лежит у меня на столе, скоро будет подписана автором. До встречи в мае, на ежегодном Чеховском фестивале в Таганроге.

(no subject)

Я тут книжку написал, как вы знаете, называется «Некоторые не попадут в ад».
У меня там один из действующих героев – «круизёр», моя машина, чёрный неубиваемый джип. При чём в романе сообщено, что моя жена ездит на второй такой же машине.
Почему-то критиков, условно говоря, либерального фланга особенно тронул этот факт.
Почти все они считают нужным многозначительно на этом месте остановиться: вот, мол, посмотрите.
Не знаю, что именно нужно было посмотреть, но меня тронуло такое внимание к деталям.
Про молельню, которую мы с Кубанью в батальоне возвели, не один из них не написал. А про две машины – сразу же.
Какой-то особый тип сознания, что ли.
И тут я смешную новость прочитал.
Прямо-таки рифмующуюся с тем о чём я говорю.
Оппозиционный наш «Фонд борьбы с коррупцией» обнаружил у жены депутата Госдумы Леонида Слуцкого машину «Бентли».
Атас, засада.
Нет, я всё понимаю, коррупция, то-сё, но просто я ханжества не люблю.
Слуцкий, насколько помню, вообще из бизнеса пришёл: у его жены вполне может быть маленький луноход. Да что у жены, и у кошки Слуцкого тоже.
Написали даже, что у Слуцкого жена получает пенсию в 18 тысяч рублей.
Ну и чего?
А меня жена вообще получает только детские, – и что теперь?
Я много ругался с нашей оппозицией – но, перелистайте все сорок тысяч моих статей, я вообще никогда не лез в личную их жизнь.
На чём их жёны ездят, где дети учатся, где тёщи лечатся – мне всё равно.
Мы ж все понимаем: на чём, где и за какие деньги. Но это всё не принципиально.
Вот вообразим, что «Фонд борьбы с коррупцией» и люди, стоящим за ним, победили в России.
Они что, у своих жён сразу отберут «Бентли» и пересадят их на «Волги»? Детей вывезут из британских университетов, а тёщ из германских клиник?
Ну, ведь не будет этого, правда?
Это ж какой-то ельцинский популизм. Они сами смеются, когда эти разоблачения публикуют, интересно?
Перед нами новейшая и уже опостылевшая тенденция: когда буржуазия тупо своровала левую повестку 90-х.
Тогда они кричали (когда их спрашивали, откуда у них такое бабло): «Мы заработали, не завидуйте!»
А когда их спрашивали, почему людям есть нечего, они кричали: «Пусть работают лучше, лентяи. Обломовы. Пусть грибы жрут».
Теперь наши правые - левей Удальцова, ошалеть.
Не хватает только в автобусе прокатиться кому-нибудь из них.
(Борис Николаевич так делал: боролся с партийной номенклатурой – и в итоге построил олигархическую диктатуру через пять лет).
Хорош, ну.
Пустите тогда уж автобус по городу: специальный, для лучших людей России.
Пусть они в нём ездят. Для красоты.
По городу Салехарду, например.
Ну или любому другому. Не знаю, какой им больше нравится.
Челябинск или Чикаго.