February 3rd, 2018

(no subject)

Между тем, Грудинин высказался.

Вопрос: У вас в совхозе была база КПРФ для отправки гуманитарной помощи на Донбасс. Сейчас в СМИ обсуждается роль ополченцев в той кампании. Как вы сами относитесь к ополчению Донбасса?
Павел Грудинин: Во-первых, база не была, а есть. Мы будем отправлять конвои и дальше. Таким образом Коммунистическая партия Российской Федерации пытается помочь тем людям, которые пострадали от действий на Донбассе. Конфликт когда-нибудь должен быть разрешен. Сказали "А", надо говорить и "Б". Надо признать независимость. Надо определиться с тем, как мы будем помогать русским и российским гражданам, людям, которые с нами едины по духу. Эта пропасть в два прыжка не преодолевается.
Вопрос: Еще раз, признать независимость?
Павел Грудинин: Конечно. Или, по крайней мере, включить их в состав России. Это нужно решать, для меня главное, что люди хотят. Если в Крыму проголосовало 90% "за", то почему мы должны не слушать этих людей, а слушать кого-то за рубежом? Я считаю, это наше внутреннее дело. Да, надо учитывать много факторов. Но если ты принял решение, ты должен следовать ему абсолютно точно, потому что иначе ты становишься человеком, которому не верят ни враги, ни друзья. Это самое страшное.
Вопрос: Но ведь вы недавно говорили, что выступаете за мир, а если признать республики, включить в состав, это уже не мир? Или можно и так достичь мира?
Павел Грудинин: Давайте честно, Крым мы присоединили, там мир?
Вопрос: Да, но вы идете в президенты, можете объяснить механику, как на Украине установится мир?
Павел Грудинин: Тут же ситуация такая, кто-то против того, что мы сделали, но если ты сильная держава, то с этим можно не считаться. Ситуация в Ираке. Ну да, но Америка сильная держава и бездоказательно, не послушав мировое сообщество, поверила в версию о наличии оружия массового поражения, приняла такое решение [бомбить Ирак]. Или вот на мой взгляд, черная страница в нашей истории, когда мы признали агрессию против Ливии. Мы не должны были этого делать. Фактически мы отказались от наших союзников. В результате действий недружественных им стран Европа пострадала, люди в этой стране тоже пострадали. Именно поэтому я считаю, что если ты принял какое-то решение, то следуй ему до конца.
Если мы приняли решение помогать нашим братьям на Донбассе, мы должны принять окончательное решение. А потом пытаться с этой позиции уже дальше договариваться. Договариваться, так или иначе, придется. Нам нужно сделать все для того, чтобы в мире признали наше решение.