Захар Прилепин (prilepin) wrote,
Захар Прилепин
prilepin

Category:
80 лет Юрию Кузнецову (1941-2003), крупнейшему русскому поэту второй половины XX века.
Что меня ещё печалило в недавнем хайпе по поводу Бродского, которого вдруг собрались развенчать мои товарищи.
Что, в сущности, зачинщиков разговора поэзия как таковая не волновала вовсе. И всех тех, кто там наставил тысячи лайков, думаю, тоже. Волновало бы - сделали бы ещё одну, три, пять, десять программ о поэзии. Вот, мол, Бродского не надо, а вот это - надо. Но сложилось так, что нам в целом вообще поэзии не надо. Кузнецов - гениальный поэт; однако книг его в книжных почти не найдёшь. Равно как, впрочем, и Николая Тряпкина, Анатолия Передреева, Владимира Соколова...
Тут ниспровергать некого. Они и так в пыли лежат. А за то, что про них вспомнишь - лайков не наставят. Предмета пошуметь нету. На то она и "тихая лирика".



Посему - вот вам стихи Кузнецова. Молча, без предисловий.

РОДНОЙ РАЗГОВОР
— Эй, родной! Поднимайся орати!
И родной отвечает: — Сейчас!
И ни с места... Иль ждет благодати,
На восточный туман помолясь?
Звезды падают... Это некстати.
Это бьются небесные рати,
Только сыплются искры из глаз
В нашу сторону... Эй, на полати!
День грядущий грядет мимо нас!..
Слышу голос родной старины:
— Я забитый гвоздок. Не внимаю
Ни жене, ни собачьему лаю,
Ни стене и, с другой стороны,
Никаких новостей не желаю,
Даже слуха с небесной войны...
Наша хата ветрами напхата,
Наша байка чертями начхата,
Наша вера-молитва пархата,
Наша правда, как шиш, волохата,
Наша стежка-дорожка сохата.
В Судный день за себя страшновато
Перед Богом ответ предержать.
Мать-земля мертвецами брюхата,
Выйдет срок, она будет рожать,
Как рожала вовек, и когда-то —
Перед Богом нельзя оплошать...—
Так родной и сказал. Исполать!
ВОЗВРАЩЕНИЕ
Шёл отец, шёл отец невредим
Через минное поле.
Превратился в клубящийся дым –
Ни могилы, ни боли.
Мама, мама, война не вернёт...
Не гляди на дорогу.
Столб крутящейся пыли идёт
Через поле к порогу.
Словно машет из пыли рука,
Светят очи живые.
Шевелятся открытки на дне сундука —
Фронтовые.
Всякий раз, когда мать его ждёт, —
Через поле и пашню
Столб клубящейся пыли бредёт,
Одинокий и страшный.
ЛАДА
В обаянии женского имени
Что-то есть от звезды за рекой —
Золотое, красивое, синее,
Что душе навевает покой.
Но упала звезда во полуночи,
И до моря река не дошла.
И забилась душа в переулочек
И дороги к тебе не нашла.
Закатилась звезда в твоём имени,
И река пересохла совсем.
Но в душе золотое и синее
Всё живет неизвестно зачем.
Было всё-таки что-то красивое,
Но прошло и исчезло, как дым,
И его золотое и синее
Никогда не бывало твоим.
Tags: Юрий Кузнецов, память, поэзия, поэт, стихи, юбилей
Subscribe

  • (no subject)

    Первый перевод книги "Ополченский романс". На сербский. Учитывая то, что Европа такая Европа, демократия такая демократия, а про США вообще речи нет,…

  • (no subject)

    Типаж этот, как мы видим, не иссякает, не исчезает, но переходит из эпохи в эпоху. Мы могли увидеть подобного человека в любой кампании века…

  • (no subject)

    Так было.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments